[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: skorpion61, Surov  
Форум » Будни Кладоискателя » Разное » Валерий Иванов-Смоленский - Записки кладоискателя (Глава первая)
Валерий Иванов-Смоленский - Записки кладоискателя
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:17 | Сообщение # 16
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Глава седьмая

Смоленские легенды

Километрах в тридцати от города Вязьма, немного северо-западнее по направлению к Смоленску, находилась простая русская деревня, название которой было связано с лесной чащей. Вокруг действительно были леса. Это — моя Родина. Здесь жили мои предки. Уже лет двадцать, как деревни нет. Вымерла, как и десятки деревень вокруг нее.

Армейская служба забросила отца в Белоруссию, но в детстве, я каждый год приезжал в родную деревню в период школьных каникул к деду и бабушке. Ежегодно в деревню летом наезжало десятка два мальчишек и девчонок из Москвы, Ленинграда, Смоленска, Вязьмы, Дорогобужа и других городов. Местные всех нас называли почему-то «москвичами», даже меня, из Белоруссии.

Здесь я впервые услышал легенды о кладах и страшных историях, связанных с ними.

Оказалось, что и какой-то мой далекий предок, дед Демид (а в деревне дедом называли любого пращура, без всяких там приставок «пра» или «пра-пра», просто дед и его имя, хоть и жил он двести лет назад) имел отношение к войне с французами, а точнее участвовал в разграблении какого-то французского обоза. Легенды, как это бывает на Руси, переходили из поколения в поколение.

И вот, какая-нибудь бабка, обозленная набегом на ее яблони или вишни (а я был непременным участником таких набегов), кричала на всю деревню, махая вслед прутом: — Во-во, вылитый дед Демид, и тот таким же разбойником был, порода такая….

И прочие нелестные эпитеты в мой адрес и в адрес неведомого мне предка. Конечно, эти сравнения не могли меня не заинтересовать. И по крупицам я собрал следующую информацию.

В этих местах, через речку, на возвышенности напротив нашей деревни, в начале девятнадцатого века жил помещик по фамилии Каретников. Был он в чинах небольших, поручиком, но гвардейским и служил в Петербурге. Хозяйство за него вел еврей-эконом. Мой пращур, дед Демид, как и остальные жители деревеньки, был крепостным крестьянином этого помещика, или барина, как тогда говорили. Барин был ничем не примечательным. После наполеоновской войны 1812 года был уволен из гвардии за пьянство и карточные долги и поселился в поместье. А, прославился он тем и вошел в историю, что постоянно задирал и, даже вызывал на дуэль, своего соседа Грибоедова. Да, да, того самого Александра Сергеевича Грибоедова, автора комедии в стихах «Горе от ума». Писатель жил в восьми километрах от нашего барина в своем поместье Хмелита. Кстати, село это сохранилось, и сейчас там дом-музей Грибоедова.

Вражда эта началась в незапамятные времена, еще предками Каретникова и Грибоедова. Яблоком раздора послужил небольшой болотистый лесок (существует и поныне, бывал, авт.), который находился на границе владений соседей. Судились из-за ничем не примечательного лесистого куска земли больше сотни лет. Судьи приходили, то к одному, то к другому мнению. Такое уж было судопроизводство в те времена.

Послушайте компетентное мнение, о состоянии тогдашнего судебного рассмотрения дел, выраженное в малоизвестном стихотворении, современника Грибоедова, тоже Александра Сергеевича, только Пушкина:

Глухой глухого звал к суду судьи глухого,

Глухой кричал: — моя им съедена корова!

— Помилуй, — возопил глухой тому в ответ, —

Сей пустошью владел еще покойный дед!

Судья решил: — чтоб не было разврата,

Жените молодца, хоть девка виновата…

В точку, да? Как раз к нашей истории. Так вот, время от времени, надираясь в стельку (или, как там надираются гусарские поручики), барин садился «наконь» и отправлялся навестить соседа. Там он гарцевал вокруг грибоедовского поместья, махал саблей, непотребно ругался и непременно вызывал врага на дуэль.

Не знаю, была ли дуэль, но только вскорости Грибоедову это, видимо, надоело, и он укатил послом в Персию, где и погиб. Версия, причины отъезда, конечно, шуточная, но помещик Каретников, благодаря соседству и своей задиристости, оставил след в людской памяти.

Вернемся к моему деду Демиду. Легенда гласит, что он, действительно был весьма разбойного нрава, любил подраться и стянуть что-нибудь из поместья. Но опять же не этими, обычными для славян качествами, он вошел в историю (слово «история» в данном случае не означает исторические анналы). Народная молва, из поколения в поколение, передала, что осенью 1812 года на Старой Смоленской дороге, которая проходила неподалеку от деревни, молодой еще тогда Демид, вместе с неким Хоней (возможно Афоней) принял участие в разграблении французского обоза отступающей наполеоновской армии. Помимо захваченной добычи, они притащили с собой французского офицера, с которого, якобы, пытались слупить еще какой-нибудь выкуп. Но француз был уже пуст, и его, как говорят в деревне, зашибли до смерти. Тело несчастного захватчика закопали.

Что может сделать крепостной с богатыми трофеями? Сходу в дело он их точно пустить не может. Поэтому добыча, состоявшая из золотых монет и драгоценных каменьев, была поделена и, до лучших времен, зарыта возле деревни, по одной версии, на берегу речки. По другой — брошена в старый «барский колодец» для сохранения. Есть у нас такой и поныне в изгибе речки. Конечно, что-то было взято и на текущие расходы.

Через год, вернувшийся из французского похода и изгнанный из гвардии, барин, прознал о злодействе своих крепостных. Злодействе не в смысле грабежа обоза и убиении француза, это, как раз, признавалось геройством. Вспомните, например, Василису Кожину, которая опоила французов, подперла колом дверь и подпалила дом. Народная героиня. И правильно, нечего с оккупантами церемониться. Злодейство состояло в утаивании трофеев от барина. Якобы донес еврей-эконом. Известное дело, в деревне утаить что-нибудь невозможно.

Короче, запытал помещик обоих до смерти, но тайны не узнал. С тех пор на протяжении многих лет мужички, нет-нет, да и покапывают по берегам речушки. Но сокровищ пока не нашли.

Такая вот легенда существует. Дыма, как известно, без огня не бывает. Я не верю в сказки о заговоренных клады, про несметные сокровища, охраняемые нечистой силой и другие малоубедительные с налетом мистики россказни. Про проваливающиеся под землю церкви. Но легенды, основанные на исторических фактах, с примесью бытовой обыденности…. Отчего не поверить? И не попытаться подкрепить другими свидетельствами и проверить на практике.

Чем реально подтверждается наша легенда? Извольте. Помещик такой был. Остатки его усадьбы, точнее усадьбы его потомков, на пригорке за речкой, есть и сейчас. Их называют «барским садом», поскольку уцелел до нашего времени лишь сад. Даже не сад, а остатки парка с аллеями, поросшими могучими дубами и липами. Рядом попадаются куски фундамента дома, или другого строения. Сохранился и зев старого «барского колодца» в излучине речушки. И соседом действительно был Грибоедов. И спорный лесок в наличии.

Далее о материальных следах трофеев. В детстве не задумывался, а сейчас вспоминается, что у деда был длинный иностранный кортик, а может штык, им кололи свиней и резали овец. Не русский и не немецкий, точно. Мы, дети послевоенного времени, в таких вещах разбирались. Возможно и французский. На полке в углу кухни, в запертом всегда на замочек встроенном ящике, лежала необычная шкатулка. Она была сделана из какого-то нетяжелого коричневатого камня с разводами и прожилками. Я таких больше никогда не встречал. И открывалась она непросто. Надо было сначала положить палец в углубление сбоку и приподнять им маленькую прямоугольную металлическую пластинку, внутри щелкало, и шкатулка открывалась.

В шкатулке дед хранил метрики, документы, всякие квитанции, бумаги, короче. И была среди них одна, явно старинная и нерусская бумага. Плотная, потертая на сгибах, с витиеватой вязью незнакомого мне языка. Не немецкого, и не английского, которые мы изучали в нашей школе. Возможно французского.

Далее, у моей бабушки было два колечка. Одно обручальное, серебряное. Другое, не помню из какого металла, но камушек был довольно крупный, зеленый, и она одевала его только по праздникам, когда ходили в гости в соседние деревни. В те времена колечки с камушками у колхозниц я не наблюдал.

И еще. Году в 1963 или 1964 в деревню приезжала поисковая группа военных. Искали останки командующего 20-й армией Ракутина, погибшего при прорыве из окружения в октябре 1941 года. Раскапывали много чего, и военного, и околовоенного, в войну здесь шли тяжелые бои. Конечно все мы, мальчишки постоянно толпились вокруг, пытались помогать, приносили копателям квас, сало, а иногда и самогонку.

В один из дней в небольшой лощинке в полукилометре от «барского колодца» откопали кости, про которые эксперт сказал, что они очень старые, во всяком случае, лежат здесь больше ста лет. А при них была латунная пряжка, по-видимому, от ремня. Надпись на ее обратной стороне была французской, и перевели ее типа «французский императорский двор». Вот вам и подтверждение о зашибленном французе.

Про эту легенду я вспомнил, роясь в своем архиве и наткнувшись на газетную заметку про отступление французов по Старой Смоленской дороге. И уже потом укрепил ее кирпичиками других личных воспоминаний.

А в один из солнечных июньских дней с чего-то потянуло меня на родину. Время от времени со мной это случается. Решил попробовать уговорить Старика составить компанию. По проселочным и лесным смоленским дорогам только на джипе и проедешь. У меня обычный «опелек», а у Старика японский тойотовский джип, который по проходимости, пожалуй, не уступает и трактору. Навестим братскую смоленскую землю. Заодно проверим и мою легенду, покопаемся возле барского поместья. Да, и богата смоленская земля легендами, и не только легендами.

Помимо сокровищ деда Демида, я приготовил для соблазнения Старика к поездке еще несколько легенд. Недалеко от моей деревеньки проходила раньше Старая Смоленская дорога, по которой отступала армия Наполеона осенью 1812 года. Сейчас там болотистый лес, а новая автострада Москва-Минск проходит значительно южнее. Еще в детстве мы ездили на велосипедах искать французские трофеи в тех местах, но безуспешно. Легендарные холмы, речки, пруды, озера и прочие природные образования наличествуют там на каждом километре. И в каждой деревеньке вам могут поведать историю, связанную с французскими сокровищами.

Есть легенда о сгинувшем в 1941 году в районе Вязьмы эшелоне с белорусским и литовским золотом, о ней я подробнее расскажу ниже.

Под Смоленском в 1941–1942 годах гитлеровцами была построена подземная ставка фюрера «Беренхале» — «Медвежья берлога». И о ней, как водится, ходило немало слухов, мол, под землей расположен целый город и в его галереях фашисты оставили немало награбленных ценностей.

Наконец, знаменитое Семлевское озеро, якобы хранящее в своих водах обоз Наполеона.

Старика, однако, долго уговаривать не пришлось. Удивительно, но он согласился на середине моего рассказа о бывшем гвардейском поручике, соседе Грибоедова. Остальные легенды в ход пускать не довелось. Старик даже не «согласился», а прервал меня фразой: — А, че, поехали, да посмотрим….

Будто речь шла о соседнем населенном пункте, а не о поездке за четыреста с лишним километров в сопредельное государство. Он всегда, впрочем, отличался легкостью на подъем и какой-то детской доверчивостью ко всем байкам о кладах. Иногда звонит, мол, рассказали ему о двух бочонках с золотом, закопанных в лесном урочье…. Ну, явная туфта, даже не сказка. Пытаюсь разубедить. Не получается. Говорю, что тут я ему — не попутчик. Не обижается. Едет сам, или кого еще с собой берет.

Кстати, о бочонках с золотом или серебром. По-моему, все кто о них рассказывает или пишет, не представляют, что такое бочонок и не держали в руках золота. Я знаком с этим не понаслышке.

Судите сами. Не знаю, как там дублоны, гинеи и прочие пиастры, но самой крупной золотой российской монетой является двадцатирублевик 1755 года выпуска, его вес 33,14 грамма. Но эти монеты исключительно редки, я их не видел даже издали. Поэтому возьмем обычную золотую «десятку». Их обычно называют червонцами, хотя червонцы это совершенно другие монеты и, притом, разных видов. Но речь не об этом. «Десятка» образца 1886–1897 годов весит 12,9 грамма, а есть еще образца 1896–1911, которая порядочно «похудела» и тянет лишь на 8,6 грамма.

Допустим, вы нашли 30-литровый бочонок (совсем небольшой), наполненный вперемешку золотыми монетами обоих выпусков, то есть, в среднем, каждая монетка будет весить 10 граммов. В трехлитровую банку, которые я иногда покупал, наполненные советскими монетами, о чем сказано в предисловии, влазит чуть больше пяти тысяч разных монет. Но там были и пятаки и трех и двадцатикопеечные монеты, которые значительно больше царских «десяток». Значит, последних влезет в банку, приблизительно, около 5,5 тысяч штук. Весить такая банка будет аж 55 килограммов. Представляете? А в бочонок войдет монет в десять раз больше, а именно более чем полтонны. Что вы будете делать с таким бочонком? То бишь, что вы, понятно, — будете понемногу разгружать и порциями уносить. Я имею в виду, как такую тяжесть могли затащить в ту мифическую пещеру, или подземелье, или к дубу. Попробуйте, даже пустой такой бочонок катить по неровной земле весьма неудобно, не говоря уже о набитом монетами.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:17 | Сообщение # 17
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Вот и все аргументы. Других не надо.

Мне скажут, а как же пираты…. Да, пираты вполне могли использовать для этих целей бочонки. Но не потому, что это самая удобная тара для монет и прочих ценностей. А потому, что на пиратских кораблях, как и на всех прочих, в старые времена бочонки являлись почти единственной прочной тарой. В них перевозили и хранили воду, вино, солонину, крупы и прочие продукты. А также порох. Но это не значит, что они забивали бочонки золотом под самую завязку. Это невозможно по вышеприведенной причине.

Представьте, пиратский корабль подходит к острову, чтобы закопать на нем золото или серебро, уложенное в бочонки. Вплотную к берегу, он подойти не может, осадка не позволяет. Значит надо опускать в лодку. А выгружать на берегу из лодки? А катить по песку, например? И так далее.

Но ведь «клевали» на бочонки и на государственном уровне. Некто, Ю.С. Рачковский, шляхтич и житель города Борисова, в 1896 году пишет записку на имя министра внутренних дел России о существовании на берегу Березины восьми бочонков с червонным золотом, зарытых в 1812 году. В записке, помимо доводов, подтверждающих наличие сокровищ, содержится просьба о выдаче разрешения на их поиск. Для краткости не буду излагать сути доводов. Как водится, умирающий солдат открывает тайну отцу Рачковского, тот — сыну…. Но поверили. Прошение рассматривается, и минский губернатор выдает разрешение, а заодно, и необходимое оборудование для поисковых работ, в том числе землечерпальную машину.

Естественно, ничего не нашли. То есть, не нашли бочонков. Зато вытащили пушечные стволы, лафеты, ружья, сабли, каски, единичные золотые и серебряные монеты и прочее. В данном случае хоть копались не зря. Но и не найти ничего в этом месте не могли — здесь проходила переправа отступающей наполеоновской армии.

Вообще, наверное, ни один род человеческой деятельности не обрастает так мифами, гипотезами, домыслами и вымыслами, как кладоискательство. За исключением, разве, охоты (шутка с элементами правды).

В России, самыми основными, являются три легенды: библиотека Ивана Грозного, клад Наполеона и Янтарная комната. Они же и самые долгожители. Об их происхождении, участи и поиске столько написано, что, если собрать все воедино и издать, получится несколько томов. Чисто для общего представления, я щелкнул мышью в поисковике Rambler на слово «янтарная комната». Выскочила общая цифра, найдено в Интернете 7859 сайтов и 67627 документов.

Разумеется, даже просто просмотреть их понадобится пару месяцев. Я не ставил перед собой задач специального исследования всех версий судьбы наполеоновских сокровищ, книжного собрания первого русского царя и Янтарного кабинета Екатерининского дворца. Но, как и всякий любознательный гражданин, также на основе познанного, задавал себе соответствующие вопросы. И даже имею собственные версии, несколько отличные от общепринятых.

На кладе французского императора и отрицании, как его вместилища, Семлевского озера, я уже останавливался.

Библиотека Ивана Грозного. Никто, пожалуй, не сомневается в ее существовании. Не буду перечислять всех предположений, касательно ее судьбы, остановлюсь на основном. Преобладает мнение, что она до сих пор находится в подземельях Кремля.

Безусловно, различных подземных сооружений под Московским Кремлем множество. И военно-фортификационных, которые начали свой отсчет еще с деревянного Кремля Ивана Калиты, и разноцелевых гражданских, и всякого рода коммуникационных. Подробности интересующиеся наиболее полно могут получить в книге историка Т.М. Белоусовой «Тайны подземной Москвы».

Зачастую, мнимый блеск сокровищ затмевает нам глаза и парализует разум. А, давайте-ка, вернемся на землю и зададим себе парочку обыденных житейских вопросов.

Признавая факты существования библиотеки и обширных подземелий, попробуем ответить на первый простой вопрос. А, были ли книги в те времена сокровищами?

Старинные книги начали считать раритетами и коллекционировать лишь в конце XIX века. Тогда же появилось и понятие антиквариат, причем с целью довольно обыденной и прозаичной — упорядочения взимания таможенных пошлин. Поскольку коллекционирование и оборот старинных картин, книг, монет, оружия, почтовых марок, предметов, когда-то принадлежавшим великим и знаменитым людям, и прочих любопытностей, приобретало широкий размах.

Да, отдельные люди и некоторые государи занимались коллекционированием изделий рук человеческих с давних времен. Римский полководец Марк Антоний, флорентийский герцог Лоренцо Медичи, французский король Людовик XIV, русский царь Петр I, французский математик Мишель Шаль — этот список можно продолжить.

А век XX-й принес и иные понятия. Антикварные вещи стали предметом скупки, прежде всего, как способ сохранения и приумножения богатств, выгодного вложения капитала. Деньги съедает инфляция, а раритеты прошлого дорожают год от года. Иные фолианты стоят сейчас немалые состояния.

Но во времена Ивана Грозного книги были предметом быта, пусть дорогим и диковинным, но все-таки быта. Библиотека самого жестокого русского царя состояла из книг, написанных на греческом, латинском и еврейском языках, полученных в качестве приданого еще Софьей Палеолог — племянницей Византийского императора, вышедшей замуж за Великого князя Ивана III. Позже в ней появились арабские книги. Есть сведения о нескольких неудачных попытках перевода хранившихся книг. Естественно, грозный правитель их не читал, не мог судить об их ценности и вряд ли считал сокровищем.

Вопрос номер два. Зачем нужно было прятать книги в подземелье?

Одна из версий — от пожаров. Но от пожаров надо прятать все. Хороший пожар и золото, и серебро может расплавить. Книги, все же, не самая ценная часть царского имущества. Вторая версия — от врагов, отпадает по той же причине. Под ногами грабителя, ворвавшегося в чужое жилище, будут, скажем, хрустеть планшеты с бесценной коллекцией редчайших насекомых. Он на них и внимания не обратит. В качестве трофея он будет искать то, что является ценностью повсюду — золото и драгоценности. Хотя коллекция будет стоить в тысячу раз дороже, в силу своей уникальности. То же и с книгами. Разве, проникнув в ваш дом, вор примется запихивать в сумку прижизненное издание Пушкина? Отнюдь, на худой конец, не найдя денег и ценностей, он лучше бутылку прихватит из вашего буфета, нежели польстится на библиотечные редкости.

И, наконец, самый весомый аргумент. Нет более верного способа загубить книги, чем положить их в подземелье, где всегда присутствует сырость. Разве только, в речку бросить. Оставьте книжку на месяц в своем подвале или погребе и увидите, что с ней будет. И, если даже допустить, что библиотека все-таки в тайнике под Кремлем, что с ней стало за полвека?

Более убедительными, хотя и грустными, выглядят предположения о гибели библиотеки в огне от пожара, которые в ту пору в Москве были частыми. И не кинется челядь спасать, в первую очередь, непонятные книжки, есть вещи поценней.

Моя же версия совсем приземленная. Библиотека потихоньку разошлась по рукам. И тому есть свидетельства. Приведу лишь наиболее весомое. Специалиста, весьма компетентного в этом вопросе. По мнению заместителя директора по научной работе Государственного исторического музея доктора исторических наук В.Л.Егорова «… библиотека во время Смуты и интервенции XVII в. была просто разобрана из Кремля и растащена по всей Москве.» Часть книг с пометками Ивана Грозного находится и у них в музее.

Да, и нет в Москве места наиболее исследованного, нежели кремлевские подземелья и прилегающие к ним пространства.

Янтарная комната. Правильное название Янтарный кабинет, который был подарен Петру I прусским королем Фридрихом Вильгельмом I и впоследствии вывезен нацистами из Царского Села в Кенигсберг. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Сотни версий, пожалуй, больше, чем по любому другому мифу, определяли местонахождение Янтарной комнаты в различных точках земного шара. Если взять страны, и построить четырехугольник из крайних из них, то получатся следующие крайние точки: Соединенные Штаты Америки, Аргентина, Испания и Швеция. А внутри, еще десятки стран, где находили действительные и мнимые следы янтарного чуда. Причем в некоторых из них, Австрии, Германии, Чехии, Польше, Швейцарии, СССР и других, находили изделия из янтаря, которые якобы являлись деталями Янтарного кабинета.

Столько же версий высказывалось по поводу, когда именно, и каким способом вывозилось из Кенигсберга янтарное сокровище. Я считаю, что многочисленные предположения и свидетельства о вывозе комнаты в начале 1945 года то ли в соляные копи «Граслебен», то ли в штольни Тюрингии, то ли лайнером «Вильгельмом Густловым», торпедированным советской подводной лодкой и так далее, маловероятны. Хотя и отбрасывать их нельзя.

Взгляните на карту нацистской Германии, например, в апреле 1945 года. Куда можно было везти Янтарную комнату? Немцами контролировались лишь островки на территории бывшего III рейха. Уже к середине 1944 года всем было ясно, что война нацистами проиграна, и 20 июля часть высших офицеров вермахта попыталась спасти рейх путем государственного переворота и устранения своего мессии.

Надо основываться на материальных фактах. На основании изучения различных обстоятельств, указывающих на причины эвакуации и местонахождение Янтарной комнаты, я пришел к своей версии.

Факт первый. 21 августа 1944 года центр Кенигсберга подвергся сильнейшей бомбардировке английской авиации. Пострадал и Королевский Замок, куда попало несколько бомб. Одной из бомб был поврежден зал, стены которого украшала Янтарная комната. Это была не последняя воздушная атака Кенигсберга.

Факт второй. Изделия из янтаря, похожие на детали пропавшей комнаты, нашли после войны в нескольких странах Европы.

И предположение. Вывоз ценностей из Кенигсберга начался в августе-сентябре 1944 года, поскольку уже в июле советские войска вступили на территорию Польши, южного соседа Восточной Пруссии, и сухопутное сообщение последней с Германией, вот-вот, могло быть перерезано. У немцев был единый план конечных мест складирования ценностей, которые были подготовлены заранее. Почитайте, например, воспоминания известного нацистского головореза Отто Скорцени, который также занимался подготовкой тайных баз. Немцы — известные педанты. Различные ценности отправлялись на хранение в различные места.

Поясню на примере. Предположим, картины великих художников и редкие книги, гобелены, ковры, и подобные им вещи, конечной точкой маршрута имели соляные копи «Виттекинд» в Нижней Саксонии, где на глубине 650 метров условия их хранения были идеальными. В пещеры близ Хайдельберга в горах Тюрингии могли быть направлены, к примеру, нацистские архивы. В штреки и разработки шахты «Эксполь» вблизи Дарстфельда, возможно, отправились ящики с золотом и драгоценностями.

В силу известных причин (война, спешка), могла произойти путаница, и ящики с убранством Янтарной комнаты порознь отправились по разным адресам. Некоторые из них не доехали также по известным причинам. В результате часть янтарных деталей попала в частные руки в разных местах. Остальные, возможно, до сих пор хранятся в различных тайниках.

Иначе, ничем не объяснить существующую путаницу и разнобой версий и находок.

Не исключаю, что мои варианты судьбы наполеоновских сокровищ, книг Ивана Грозного и уникального янтарного комплекса, уже кем-то высказывались. Хотя я ранее с подобным, не встречался. Бесспорно одно, — они возможны и имеют право на существование.

Однако я изрядно отвлекся. Питаю надежду, что этим отвлечением проиллюстрировал, насколько извилист и интересен путь к истине, а также сам процесс поиска, как сомнительных, так и реальных кладов. Свидетельства, документы, версии, новые маршруты, металлодетектор в руках…. Каждый из этих этапов доставляет наслаждение, независимо от того, уткнется ли лопата в старинный глиняный сосуд, или вызовет разочарование молчание умного прибора в заветном месте. Впрочем, не припомню случаев поездок совершенно впустую, — всегда что-нибудь найдешь. Не там, так рядом. Не империал, так гривенник. Земля таит многое….

Вернемся, как говорится, к нашим баранам, на Смоленщину. От автострады Минск-Москва в районе деревеньки с ласковым названием Якушкино наша машина сворачивает налево. Асфальт, кое-где с выбоинами, — мы проскакиваем несколько «умерших» деревень, как странно звучит это слово, но деревни, в самом деле, умерли. Не своей безлюдностью, не покосившимися стенами и пустыми глазницами окон. Нет — это ощущение пустоты бытия. Бытия, которому уже не суждено вернуться.

Я предлагаю объехать стороной Старое Село, где у меня живут еще до сих пор дальние родственники и знакомые. Старик соглашается. Причина весьма житейская — при всей небогатости этих людей, они настолько радушно к тебе отнесутся…. Это о них можно сказать с чистой совестью — отдадут последнюю рубашку. Сбежится все село, начнутся воспоминания. Как и всегда водилось, каждый принесет все, что у него есть, и начнется длиннющее застолье. А утром, ввиду ужасной смеси всех напитков, единственным желанием будет отлежаться денек в тенечке. Вам не захочется никакого пива, уверяю вас, не говоря уже о напитках покрепче. А ваши вчерашние собутыльники, как ни в чем не бывало, рассядутся за свои трактора, пойдут доить коров и заниматься прочими сельскохозяйственными работами. Такова смоленская порода. И думаю, не только смоленская. В этом есть какая-то общая русскость.

Странное это чувство — возвращение на родину через несколько лет, когда ничего уже почти не напоминает тех мест, где ты бывал. Где местность видоизменилась настолько, что ее ландшафт, в принципе угадываемый, на твой удивленный взгляд, отвечает укоризненным — где же ты обретался, это ведь твоя колыбель. Дорога довольно сухая. Кое-где попадаются лужи, размером с небольшой прудок, и кажется, глубины неимоверной, но это видимость, джип их даже не замечает, проходит, как говорится, не замочив ног.

Слева Рыбаковская горка, в детстве мы собирали на ней землянику. Внешне она почти не изменилась. А Рыбаковской названа по имени деревни, которая находилась прямо за ней. Деревни сейчас нет, на карте это место названо урочище Рыбаково.

Справа Косуцкое болото, место сбора черники, а по окраинам и грибов. Сколько же мифов о нем ходило, и про бездонные ямы-бочаги, и про девятиметровых удавов, и просто про ядовитых змей. Конечно, это были обычные сказки, однако в одиночку туда никто не ходил. А, возвращаясь ночью из кино, которое ходили смотреть из своей деревни в Старое Село, проходя мимо болота, видели блуждающие огни. Понятно они могли быть плодом воображения, или просто гнилушки светились, но разговоры сразу стихали, а шаг ускорялся.

И вот погост на большом пологом холме. Погостом на Смоленщине называют кладбище. Поднимаемся наверх, по пути рвем незабудки, которыми здесь все усыпано, и ромашки. Здесь похоронены мои предки: дед, бабушка, прадед, прабабушка, еще некоторые родственники. Кладем букетики в изголовье. Молча стоим несколько минут. На обратном пути нужно подправить крест на могиле деда и подкрасить все оградки, краска в баллончиках у меня с собой есть. Кладбище не выглядит запущенным, хотя деревень вокруг давно нет. Присматривают из Старого Села, я даже знаю кто, русские люди вообще очень, не знаю какое подобрать слово, отзывчивы, что ли. Участливы, душевны, сопереживающи, чутки, — вот если смешать все эти слова, что-то похожее и получится.

Едем дальше. Вот и моя деревня. Вернее, нет даже никаких признаков, что здесь тридцать лет назад жили люди. Нет, признаки, конечно, есть.

Заросшие бурьяном и крапивой остатки фундаментов, торчащие печные трубы, чудом уцелевший колодезный журавель. Возле бывшего моего дома остались четыре громадные березы. Еще мой отец посадил более пятидесяти лет назад напротив дома одиннадцать молоденьких березок. Время неумолимо. Посидели со Стариком на поваленном стволе березы, порассуждали за завтраком о бренности всего сущего.

Затем внимательно рассматриваем карты. Российской империи и современную. Разительный контраст. В царские времена эти края были заселены, куда более гуще, нежели сегодня. На современной карте вместо деревень — одни урочища, то есть места, где поселения были раньше. Названия все знакомые, всюду в детстве я неоднократно бывал. Симпатичные смоленские деревеньки с плетнями из тына, с колодезными журавлями, соединенные полузаросшими лесными дорогами. А сейчас урочище Волково, урочище Поповское, урочище Лаврово, урочище Бараново….

Решаем, с чего начать.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:18 | Сообщение # 18
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Глава восьмая

На барских развалинах

Начнем с барской усадьбы, точнее, ее остатков. Барская усадьба находилась по ту сторону речки. Речка называлась, по-моему, Бестрень. Неглубокая, но места, где можно искупаться были. И запруды на ней ставили. И рыбу ловили. Воспоминания, воспоминания….

Моста, конечно, давно уже нет, но и река обмелела. Джип запросто ее пересекает по мелководью. Дорога, остатки которой наблюдаются фрагментарно, вела когда-то в деревню Зяблово. Ее тоже давно не существует. На карте это место отмечено, как урочище Зяблово. Проезжаем метров двести, справа небольшой лесок — здесь и был раньше господский дом. За ним остатки барского сада, заросшие уже аллеи, но еще отмеченные рядами могучих дубов и старых лип. Сворачиваем.

Кое-где в высоких лопухах и бурьяне просматриваются остатки фундамента, валяются отдельные большие камни и крупные куски кирпичной кладки с остатками штукатурки. Да, искать на таком рельефе очень сложно, трудно даже катушку детектора максимально приблизить к земле, что необходимо при поиске. А, что, собственно, мы собираемся здесь найти? Сведений о кладах в этих местах у нас нет. Клад может быть на берегу речки или на дне барского колодца. Но в старинных усадьбах всегда что-то можно отыскать.

Расчехляем металлодетектор. Сразу же сильный звон. Копаем. Немецкая каска, неплохо сохранившаяся, сбоку входное отверстие, вероятно, ее владелец убит пулей. Дальше находим много патронов, патронных гильз, пустую пулеметную ленту, звездочку с русской пилотки. Здесь шли сильные бои, поэтому все время попадаются остатки военного имущества, снаряжения, вооружения. Усадьба располагалась на возвышенности с хорошим обзором, контролировала переезд через реку и поэтому была, по-видимому, опорным пунктом. А поскольку попадается и наше, и немецкое имущество, значит, данный укрепрайон служил и тем, и другим. Но ничего ценного не находим, все проржавевшее, пробитое, помятое.

Решаем переместиться в район барского сада. Входим в аллею. Шагов через пятнадцать мелодичный звон. Что-то хорошее. Извлекаем из земли серебряный рубль Николая I. Российские царские деньги легко определять. В данном случае на лицевой стороне профиль императора без головного убора, слегка с залысинами и круговая надпись: «В.М. НИКОЛАЙ I ИМП. и САМ. ВСЕРОСС». На обратной стороне в центре изображение двуглавого орла, обрамленного венками, с короной посреди голов и круговая надпись: «чистаго серебра 4 зол. 21 доля *1827* рубль*». То есть монета утеряна здесь не позже 1827 года, возможно, самим помещиком Каретниковым.

В корнях липы, изрядно потрудившись, выкапываем поржавевший металлический сейф, размером 60 сантиметров в высоту, а по бокам сорок на сорок сантиметров. Взламываем ломиком без серьезных усилий. И не сейф это вовсе, а металлический ящик. В нем два отделения и много бумаг и документов. Карты, схемы, рапорты, приказы, донесения — все слиплось, пожелтело и позеленело, сразу не разобрать. И еще несколько десятков незаполненных солдатских книжек. Хоть бы награды были. Но, наверное, мало кого награждали в сорок первом. Решаем ничего не трогать. Это документы штаба какого-то подразделения Красной Армии. На обратном пути передадим в сельсовет, пусть отдадут в военкомат, там разберутся. Может, откроется еще одна неизвестная страничка Великой Отечественной войны.

Блуждаем по аллеям дальше. Находим несколько медяков периода 1883–1912 годов. Вот еще характерный звон хорошей находки. Ого! Старинная серебряная табакерка. Осторожно отмываем от налипшей земли. Сохранность прекрасная. В центре в золотом обрамлении звездчатой формы вделан крупный камень, по цвету, похожий на рубин. Внизу дугой, затейливой вязью выгравировано: «Его сиятельству с изумлениемъ отъ бывшего соперника». В табакерке табак, но запаха уже нет.

Очень интересно! Да, Старик сразу отказывается от табакерки в мою пользу. Есть у нас такой обычай, если попадается интересный предмет, то иногда следует отказ в пользу партнера по различным основаниям. Старик, видимо счел сейчас, что табакерка будет мне памятью о родине. Наверное, правильно.

Как обычно, присаживаемся на остатки толстого ствола упавшего дерева и начинаем строить первоначальные версии. Что такое сиятельство? Однозначно, обращение к высоко титулованному лицу. В царской России были чины, звания и титулы. Чины подразделялись на 14 классов — 1-й класс соответствовал генерал-фельдмаршалу, канцлеру, еще, наверное, каким-то первым лицам государства. Последний 14-й класс — это коллежский регистратор, ну и еще какая-то мелочь. Звания были в армии, в гвардии и на флоте. Титулы — это уже князья, графы, бароны, маркизы, виконты…. Нет маркизов и виконтов в России, кажется, не было.

Каретников, хоть и служил в гвардии, сиятельством быть никак не мог. Не тот уровень. Сиятельство — скорее всего, обращение к князю. Или к графу? Нет, граф, наверное, будет светлость. А кто величества? Царские особы? Ладно, знаний не хватает, не будем гадать, дома разберемся.

Гости такого ранга, вряд ли приезжали к обычному провинциальному помещику. Загадка. В конце концов, мы сошлись на том, что Каретников мог выиграть табакерку в карты, находясь на гвардейской службе. Сиятельств в гвардии хватало. Придумайте что-нибудь поправдоподобнее.

А надпись могла значить что угодно. Во-первых, слово «изумление», раньше означало не степень удивления, а — «умопомрачение», «лишение ума». Соперничество могло быть, где угодно, — в фехтовании, в различных играх, в стрельбе, в заключении пари, в любви, наконец. Вот и гадай.

Тайна табакерки так и не была разгадана, несмотря на нешуточные усилия. Зато, в процессе рытья по книгам, справочникам и словарям, я узнал много интересного. Кое-что, вообще полностью перевернуло мои познания.

Один пример. Русский царь Алексей Михайлович (правил с 1645 по 1676 год) имел прозвище Тишайший. Так и вошел в историю с этим прозвищем, что меня иногда поражало, история свидетельствовала — натура у царя была крутая. Да и события в те времена были не тихие. Воссоединение с Украиной. Помните, чем сопровождалось? Отвоеван Смоленск. Возвращена Северская земля. Жесточайшее подавление восстаний в Москве, Новгороде и Пскове. И, наконец, разгром, крупнейшего в истории России восстания Степана Разина и суровая расправа с его участниками. Нет, тишайшим он не был. Крутой был государь.

А слово «тишайший», как оказалось, имело совершенно другое значение. Это был титул государя, взятый на заграничный манер. Кстати, многие реформы и новации, приписываемые Петру I, проводил его отец — Алексей Михайлович. Младший сын лишь продолжил дела отца. Так вот у нас писалась история.

В западных странах государей титуловали латинским словом «clementssimus», что в переводе на русский и означало «тишайший». Титул тишайший, кроме Алексея Михайловича, носили в русском государстве также царь Федор Алексеевич, царевна Софья Алексеевна и Петр I. Лишь когда последний стал императором, его стали именовать другим титулом — «ваше цесарское величество».

Сиятельство, действительно было титулом князей.

Попутно я узнал, что Великий князь Великого княжества Литовского Гедимин, успешно воевавший с рыцарями и с Московским княжеством, дал России четыре знаменитых княжеских рода. От него пошли Голицины, Куракины, Трубецкие и Хованские. Я много чего узнал, о чем врала, заблуждалась или замалчивала официальная история. Но не это тема моей книги.

Продолжившиеся на усадьбе поиски принесли еще один неплохой результат. Мы нашли хорошо сохранившийся кожаный кошель с восемнадцатью серебряными рублями и двумя золотыми пятерками. Это явно был клад. Ввиду того, что последняя дата рублей была 1915 год, а обе пятерки датировались 1911 годом, мы пришли к выводу, что клад был закопан экономом или управителем имения. Для помещика клад был мелковат. А причиной закапывания кошеля, вероятно, явились революционные события 1917 года. Вообще клады в кошельках редки. Поэтому прятали, возможно, в спешке, когда крестьяне с вилами и топорами пошли на имение.

О судьбе самого помещика можно было только гадать. Клад он не мог прятать и по другой причине, — все русские помещики служили в ту пору в армии и воевали на фронтах с кайзеровской Германией или ее союзниками. А средняя продолжительность жизни русского пехотного офицера (я где-то об этом читал) на фронте составляла всего лишь четырнадцать часов….

Вечером мы неплохо «посидели» на радостях, поговорили о других смоленских легендах. И хорошо поспали. Прямо в джипе. Вот уж универсальная машина.

Утро следующего дня не принесло больше хороших результатов в районе усадьбы. Попадались остатки военного имущества и хозяйственной утвари. Поэтому мы переместили поиски на барский колодец. Почему его называли барским — загадка. Он был на берегу реки, правда, со стороны усадьбы, но расстояние до него было метров триста. А до ближайшего дома исчезнувшей деревни, как я помнил, не более ста пятидесяти метров. Однако, через речку. В деревне было два своих колодца. Объяснение могло быть одно. Еще раньше на этом месте, на берегу, стояла другая барская усадьба. А позже ее переместили на пригорок.

Колодец представлял собой остатки сруба из тесаных осиновых бревен, уже почти не возвышавшихся над землей. Темное пятно воды, казавшейся черной, было сантиметрах в сорока от среза сруба. Срубив молоденькую ольху, мы попытались определить его глубину. Метра полтора ствол ольхи шел беспрепятственно, затем уткнулся в твердое. При нажиме вновь полез вниз, но с трудом. Ствол ольхи был четырехметровым, твердого дна мы не достали. Ясно, колодец был довольно глубок, но заплыл илом. Очевидно, им не пользовались очень длительное время.

Отсасывающей техники у нас не было. Да, и неизвестно, помогла ли бы она. Колодец находился рядом с рекой и возможно с ней сообщался. Вспомните многолетние поиски клада на острове Оук, там тоже откачивали воду, но она постоянно прибывала, поскольку рядом было море. Покрутились мы с детектором вокруг колодца — ничего, даже железяки никакой не нашли. Сунули тарелку и внутрь колодца, тоже тишина. Никакого смысла искать здесь больше не было.

Что ж, двинемся на место где поисковики, искавшие останки генерала Ракутина, раскопали более чем столетней давности кости и латунную пряжку с французской надписью. Это в полукилометре отсюда вдоль реки по ее течению. Садимся в джип. Проезжая вдоль берега речки видим многочисленные рвы, ямки и канавы. То ли искали французские сокровища, то ли это остатки военных фортификаций.

С трудом, по памяти, нахожу это место в лощинке вдоль реки. Удивительно, кругом вырос молодой лесок, а в самой лощине ни одного деревца. Следов раскопок не видно. Но место то, я хорошо помню. Тщательно прозваниваем всю территорию лощины. Самыми весомыми находками оказались две снарядные гильзы и металлический обод от колеса автомашины. От ЗИС-5 или от полуторки ГАЗ-АА авторитетно заверяет Старик, и мы оба смеемся, так как знаем, что в войну такие советские машины действительно были, но определить по ободу? Увольте.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:19 | Сообщение # 19
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Кроме ржавых даров военного времени мы ничего не нашли. Попалась какая-то непонятная штуковина с двумя маленькими параллельными колесиками, но ясно военное приспособление к чему-то.

Неудачи преследовали нас и дальше. Стояла страшная жара. Мы вспотели. В этой речке, как говорится, воробью по колено. В семи километрах река Вязьма, не поехать ли окунуться? Старик согласен. В джипе работает кондиционер, но это и плохо, при таком раскладе запросто можно схватить воспаление легких. Слышали о таких случаях, хотя самих бог миловал.

Едем к деревушке под названием Никитино. Она стоит на берегу Вязьмы. Там когда-то жила родная сестра моей матери, я у нее частенько гостил, главным образом из-за реки, было, где поплавать и понырять. Даже походы на плоту по течению устраивали. А впадает Вязьма в Днепр.

В деревушке осталось только три дома, и те изрядно покосившиеся. Подъезжаем к берегу. Место это раньше называлось «царек», неизвестно почему, но для купания идеальное. Сейчас же река сильно обмелела, все дно заросло какими-то стелющимися водорослями. И здесь не искупаешься. А чем недоступней плод, тем он кажется более сладким, перефразируя известную поговорку. Едем вдоль берега, ничего хорошего. Ладно, поедем назад, проезжая до деревни вдоль реки, видели бродное место, хотя бы водорослей нет, обмоемся там. 

Едем через деревню. На завалинке крайней хаты сидит очень древний на вид дедок и смолит сигаретой. Даже седая борода в районе рта желто-коричневая. Тормозим, выходим. Терпеть не могу людей, которые останавливают машину и спрашивают из кабины что-нибудь у прохожего. И сам так не делаю. Выйди и спроси. Здороваемся, спрашиваем, где бы окунуться в речке. Дед тыкает пальцем в сторону реки. Объясняем — мелко, нам бы, где поглубже.

Дед задумывается. — Езжайте на хранцузский омут, там глыбь. На своем громобоне (так он выразился о нашей машине), проедете.

Спрашиваем, как проехать. Дедок начинает долго объяснять, и от его бесконечных «тутоть» свернете, «эвон» лесок, «здеся», направо, но будет ямина… «оттель», «тамака» и так далее, мы совершенно запутываемся. Поражаешься богатству народных указательных выражений.

— Слушайте, отец, — вежливо предлагает Старик, — а проводите нас, проедетесь, просвежитесь, а пока мы искупаемся, в тенечке пивка прохладненького попьете. И он показывает банку пива. Оно действительно прохладное, запотевшее, в джипе есть холодильник.

— Жара, — отрицательно хрипит дед, — а пиво ваше, баловство одно, пробовал, чисто помои.

Скажи мы, что у нас и водочка есть, все равно, наверное, не уговорили бы. Но Старик хитер — нет ничего сильнее наглядности. Никакой оратор не скажет о благе, лучше простой демонстрации сулимого блага. Он идет к машине и достает бутылку водки, накрытую пластмассовым стаканом, а в другой руке держит здоровенный пламенеющий помидор.

Наливаем почти полстакана, дед лихо опрокидывает одним махом в рот и жует помидор, похоже, полубеззубым ртом. Остальное, на месте, заверяем мы и садимся в машину. Дед моментально засмаливает сигарету, шибает таким дымом, что горло стискивают спазмы. Старик мгновенно жмет на кнопки, все четыре окна настежь, и кондиционер на полную мощь.

— Что это вы курите? — это я, вежливо так и безмятежно.

Дедок вытаскивает их кармана широченных штанов помятую пачку сигарет и протягивает мне. Я и сам смолил, будь-будь, до тридцати шести лет (потом бросил), но таких сигарет не видывал. Пачка, размером меньше обычной, на ней написано крупными черными русскими буквами название — «Дели», индийская столица, что ли? Смотрю, кто же такие выпускает. Московская чаеразвесочная фабрика № 1, вот кто. Судя по оформлению, сигареты еще далеко довоенные, тридцатых, а может, двадцатых годов, на заре советской власти, словом. Интересуюсь, откуда добываются такие раритеты.

Оказывается, четыре года назад дед подрядился расчистить захламленную церквушку в Старом Селе. Решили религиозное сооружение возродить и проводить в нем службу, поскольку ближайшая действующая церковь в пяти-шести километрах, а верующие есть, но сплошь старики. Тем более поселился в селе то ли поп, то ли дьякон бывший и обещал службу наладить по всей форме и обряды разные проводить. Немногочисленное колхозное население работало в посевную. Вот он и согласился помочь за небольшое вознаграждение. Делать-то все равно нечего, бобыль, жена умерла, дети в Коломне живут, хозяйства своего почти нет. Приняв полстакана, дед стал необычайно разговорчив. Так вот, среди хлама он нашел восемь ящиков таких сигарет по двести пачек в каждом. С тех пор только их и курит. И бесплатно и дюже жгучие. Еще он нашел там несколько старых церковных книг, оставил у себя на всякий случай, грех выбрасывать.

При этом, рассказывая, он весьма грамотно руководит нашим движением. Джип объезжает овражки, лески, поворачивает, где надо, и вот блестит лента реки. Берег здесь очень крутой, поросший негустым, но высоким лесом. Выходим. Да, действительно настоящий омут. Река здесь делает изгиб, почти под девяносто градусов, прорезая высокий холм, и в месте изгиба резко сужается. Отчего кажется даже, что на поверхности появляется воронка водоворота. Вода в солнечный день кажется черной. С этого берега туда и не спустишься. Если только прыгнуть прямо в воду. Противоположный берег более пологий.

Дедок требует порцию. Старик наливает четверть стакана, и протягивает новый помидор. От другой закуски дед отказывается. Ну, жарища, искупаться все равно надо, начинаем раздеваться. У берега замечаем остатки каменной кладки крупными камнями. Спрашиваем, что здесь раньше было. А, мельница когда-то в старину стояла. А почему омут называется французским? А, Наполеон сокровища награбленные здесь утопил, а, заодно и мельника с его семейством. Не сам Наполеон, а какой-то его «фелдмаршал». Сказывают, жена его красавицей была, в лунную ночь иногда выходит из воды и плачет по своим деткам, трое их было.

Ни-че-го, себе! Опять наполеоновский клад. Новая версия. Интересуемся, искали ли сокровища? Да, приезжали лет семь назад, а может и больше, два москвича с аквалангами (москвичами здесь называют всех приезжих), один бородатый, но лысый, другой, наоборот патлы длиннющие и безбородый. Ныряли. Бородатого нашли аж в Измайлове, за двадцать километров отсюда, утоплого. А патлатый и вовсе пропал. Приезжали два милиционера из района. Расспрашивали всех под роспись. Тем и кончилось. Больше сюда никто не совался.

Что-то и нам со Стариком расхотелось туда соваться. Легенды легендами, но аквалангисты то реальные были, раз и милиция приезжала. Утонуть аквалангисту в небольшой речке?

Берем по банке прохладного пива, деду еще порцовку и продолжаем расспросы. Но, ничего нового. Так, живописные детали и страшные сказки, кто может жить в омуте. Дед доказывает, что кто-то там есть, потому отродясь никто в омуте не купается. Плывет, к примеру, доска, в омуте воронка образуется и затягивает ее неизвестно куда. Сам видел. Делаем вид, что верим.

Все поехали назад. Подвозим деда к дому, просим показать церковные книжки. Книги в прекрасном состоянии. Библия, 1897 года издания, Псалтырь, 1902 года, Житие святых на Руси, 1890 года, и еще две малоформатных книжки с молитвами. Не такие уж редкости, но все равно пропадут ведь. Предлагаем по 2 бутылки водки за каждую книгу или в денежном эквиваленте. Дед ошеломлен такой ценой, не шутим ли? Выбирает натурой, что и получает вместе с недопитой бутылкой и некоторыми харчами. Интересуемся, нет ли икон. Икон нет, неверующий. Дедок спешит распрощаться, как бы не передумали и не расторгли сделку.

Выгружаем ему все на стол, на котором сиротливо стоит лишь мятая оловянная миска с клочками капусты, плавающими в рассоле. Дед поспешно хлопает очередной стопарь, опускается на колченогий стул и медленно склоняет голову в миску с рассолом, задумавшись, вероятно, о каких-то своих проблемах. Тихо выходим….

Едем к реке, обмываемся на мелководном переезде. Обсуждаем достоверность легенды затопленных французских сокровищ. Что-то здесь есть. Аквалангисты не зря приезжали, не мальчишки, взрослые люди. Наверное, имели опыт подводных изысканий. Над легендой стоит поработать, поизучать данные по этому району.

Позже выяснилось, что легенда о затоплении французского клада имела под собой почву. Именно в этом направлении со Старой Смоленской дороги свернули обозы маршала Удино, одни из самых больших в наполеоновской армии. И далее их следы терялись. Но это уже другая история.

А пока, решаем переночевать в джипе возле деревни и с утра отправиться на Старую Смоленскую дорогу, точнее в те места, где она проходила. Копия карты Российской империи, издания 1839 года, у нас была. Правда названия населенных пунктов, рек и прочего было написано рукой и не везде отчетливо. Но местность и названия населенных пунктов совпадали с современными картами. Были там и Старое Село, и Хмелита, и Вязьма, разумеется. Пацанами мы ездили туда на велосипедах искать мушкеты. Не золото, не сабли или кинжалы, а именно мушкеты. Наверное, отголоски романов Дюма.

Проснулись, позавтракали, прикинули путь по карте и поехали. Добраться до самого места, где проходила Старая Смоленская дорога, не удалось даже на джипе. Места сильно заболочены, бурелом. Берем оборудование и километра полтора пробираемся по заболоченному лесу пешком. Дошли. Карта свидетельствует, что дорога проходила здесь, но никаких признаков нет. Ошибается карта? Проходим еще метров семьсот — все та же картина. Присаживаемся и еще раз сличаем старинную и современную карты. Они почти одного масштаба. Нет, все совпадает.

Возвращаемся, начинаем прозванивать местность, что довольно тяжело при таком рельефе. Болотные лужи неглубоки, трясин нет, просто местность очень неровная, серьезными помехами являются поваленные и растущие деревья. Наконец, прибор гудит. Добираемся до объекта долго, мешают спутанные и переплетенные корни деревьев. И разочарование. Достаем несколько звеньев трака, то ли танкового, то ли тракторного. Ищем дальше. Сигнал. Добываем помятый рубчатый солдатский немецкий термос. Уходим вправо, влево, ходим зигзагами, ничего больше не попадается. Усталые и грязные решаем прекращать поисковые работы. Надо было взять другой участок, где не заболочено. Либо в сторону Смоленска, либо в сторону Вязьмы. Пожалуй, впервые вообще никакой интересной добычи. Ну, ладно пообедаем и съездим на легендарное Семлевское озеро. Не искать, что там найдешь без специального подводного снаряжения, а просто побывать и посмотреть, столько о нем написано.

Что мы и сделали. Однако близко к озеру подъехать не удалось, никаких дорог к нему не вело, только лес. Пошли пешком. Вот и блеснула водная гладь, — озеро небольшое, в Беларуси таких тысячи. И берега очень заболочены. К самой воде не подойти, даже в наших сапогах по пояс от химзащитного костюма Л-5. Как здесь проходили многочисленные поисковые работы? Как здесь работала экспедиция «Комсомольской правды»? Да, и с какой стати понесет сюда, делая такой крюк, наполеоновских обозников. Мы со Стариком дружно не верим в нахождение клада на дне данного озера. Фотографируемся, однако, на память, это же, как Лох-Несская легенда Щотландии. И снимаем на видео. Но озеро совсем не впечатляет. Может настроение не то? От последних неудач? Начиналось, как нельзя лучше. А закончилось не очень.

Все, двинули в родную Беларусь. Мы сюда еще возвратимся по поводу «французского» омута. А пока, до свидания, Смоленщина. Тоже родная. Главное на родине я все-таки побывал.

Едем по автостраде Москва-Минск. Скорость под сто совершенно незаметна. После реконструкции автострада стала пошире. И покрытие неплохое, без выбоин и трещин. Попутных машин совсем мало, больше встречных. Населенных пунктов на дороге нет, поэтому Старик включает автопилот на скорости 92 километра в час. Чтобы не махал полосатым жезлом, невесть откуда выскочивший мент. Превышение скорости, по мнению Старика, замедляет движение, поскольку беспрерывно тормозят стражи дороги, приходится показывать все документы, долго объясняться, платить. Холмы, взгорки, низины, поля, перелески…. Кажется, ничего не изменилось со дня моего последнего визита в родные края.

Между нами легкий треп. Так, ни о чем серьезном. Про убогость эстрады и современной литературы. О нравах на телевидении. Про попытки престарелых звезд вернуть себе былую популярность странными браками и разводами, скандалами и прочими рекламными трюками.

— Послушай! — оживляется вдруг Старик, — ты смотрел когда-нибудь такую телепередачу «Сексуальная революция»? Я как-то нарвался….

И он с необычайным пылом поведал мне о двух ведущих — размалеванных …. Посмотришь на этих двух женщин и понимаешь, что она уже свершилась, эта самая революция. Там между ними еще толстый бородатый мужик сидел — дискутировали. Ноги в черных чулках задрали до копчика. Так ведь смотреть не на что. Представишь себя между ними, на месте этого мужика, и собственных сексуальных наклонностей как не бывало. Хорошо, что, возможно, не навсегда.

Мало того, что страшны по всем женским статьям, так еще и удивительно косноязычны. Не в смысле, что молчат, болтают беспрестанно, но потрясающую бессмыслицу. Если бы ему пришлось выбирать из этих двоих одну, для сексуальных радостей, то он выбрал бы третью. Валерию Новодворскую. Та, хоть пламенно говорить умеет. Посмотришь такую передачу и понимаешь, откуда сейчас такое засилье голубых, то бишь геев, по научному. Мода модой, но, наверное, они плодятся по очень простой причине. На телевидении полно различных шоу и отчего-то их участницы — сплошные страшилы. Посмотрит на них мужик и думает, нет, лучше с братьями по полу, нежели с такими. О кулинарных радостях, почему-то рассказывает красотка, а о сексуальных утехах …, ну где таких находят.

В это время на развилке дорог, левая уходит на Смоленск, нас и тормозит гибедедешник. По российски. У нас на Беларуси эта, в общем то, необходимая служба, называется по старому ГАИ.

Козыряет, просит документы и очень долго их изучает. Ходит вокруг машины, смотрит на колеса, на фары. Но Старик невозмутим, в этих вопросах он принципиален. Машина в идеальном порядке, документы тоже, мы ничего не нарушили. Дорожный страж тоскливым голосом спрашивает, куда мы движемся. Ему то, что, но объясняем. Больше вроде речь вести не о чем, разве про погоду. Он машет рукой и желает счастливого пути.

Старик опять горячится. Ну, машина крутая, так, что — за это плати всем подряд? Нарушил — нет вопросов. Да хоть бы машина, например, не очень чистая, не пристегнут ремнем безопасности, не показал поворот, трещинка на лобовом стекле. Но ни за что. Неужели уже в России порядки такие?

Дальнейшее движение проходит без приключений. Мы дома.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:20 | Сообщение # 20
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Глава девятая

Исчезнувший эшелон

… В ночь на 2 октября 1941 года от станции Вязьма в направлении на Ржев — Калинин отошел странный эшелон. Станция горела. Над ней кружились самолеты с черными крестами, сбрасывая бомбы. Эшелон состоял из паровоза, восьми «теплушек», двух пассажирских вагонов и двух платформ. На одной из платформ стояли четыре зенитных пулемета, на другой лежали какие-то грузы, укрытые брезентом. Шесть «теплушек» занимали солдаты НКВД. Две «теплушки» и один пассажирский вагон были опечатаны. Оставшийся вагон занимали несколько офицеров НКВД, двое представителей Государственных банков Белоруссии и Литвы и несколько высших партийных работников с женами и детьми.

Эшелон, под усиленной охраной, перевозил в Москву золото-валютные запасы и мешки советских денег государственных банков из Минска и Вильнюса, а также часть партийных архивов. Железная дорога на Москву, однако, была выведена из строя, по меньшей мере, на несколько дней, в результате бомбежек. Целые участки пути были взорваны немецкими диверсантами. Пришлось двигаться в сторону Ржева.

Эшелон вышел из Минска 25 июня, а через три дня в Минске уже были немцы. Затем почти трехмесячная стоянка на запасных путях в Смоленске, поскольку «зеленый» свет давали воинским эшелонам. Да, и не думал никто, что Смоленск так быстро сдадут, и, что сдадут вообще. Это казалось немыслимым. В Смоленске к нему прицепили вагон из Вильнюса. Из Риги и Таллина вывезти ничего не успели.

А сейчас уже к Вязьме прорвались танкисты 2-ой танковой группы Гудериана. А под Вязьмой ждали своей горькой участи разрозненные войска пяти наших армий….

Во время завтрака к коменданту поезда, с петлицами капитана НКВД, подошел радист и протянул радиограмму. Из нее следовало, что железная дорога перерезана немцами в районе станции Сычевка. До Сычевки уже, — всего ничего. Поезд остановился. К коменданту зашли несколько встревоженных людей, с которыми он не мог не поделиться полученной информацией. Капитан долго изучал карту, а затем приказал позвать к себе машиниста.

Поезд тронулся и минут через десять вновь стал. Капитан вышел наружу, к нему присоединились люди в военном и штатском. Несколько минут обсуждения, затем короткая команда, и стрелки переводятся на другой железнодорожный путь, с покрытыми ржавчиной рельсами и заросший густой травой и бурьяном. Эшелон сворачивает направо, на этот путь….

Впереди показались какие-то высокие курганы и остатки разрушенных зданий и сооружений. Уцелела только проржавевшая башня водокачки. Судя по всему, это заброшенная угольная шахта. Отрывистые слова команды, и двое солдат с биноклями полезли на водокачку. Еще команда, и взрывом противотанковой гранаты сорвана, изъеденная коррозией, огромная металлическая дверь, ведущая в штольню. Капитан, с фонариком в руке, в сопровождении прежней группы шагает в мрачный зев входа в подземные выработки….

Команда, и из теплушек посыпались солдаты, построились, поправили винтовки. Усатый сержант раздает фонари. Две группы, во главе с лейтенантами, скрываются в штольне. Остальные начинают выгружать ящики и мешки из распломбированных вагонов. Винтовки складываются в аккуратные пирамиды, возле которых выставляется охрана, а их владельцы начинают заносить мешки, ящики, какие-то большие опечатанные чемоданы, коробки в темную глубину заброшенной шахты….

Разгрузка закончена. Эшелон задом возвращается к Вязьме. Люди строятся и уходят в направлении Гжатска (ныне Гагарин) на Москву. На месте остается комендант эшелона с двумя саперами. Они стоят в глубокой канаве. Капитан докуривает «беломорину», давит ее каблуком и машет саперам. Один из них опускается на корточки и крутит взрывную машинку. Низко пригибаются. Взрыв полностью заваливает вход в тоннель, одновременно обрушивая его. Капитан смотрит на оседающую пыль, удовлетворенно кивает и вновь машет рукой. Второй взрыв вспучивает землю метрах в тридцати и правее от бывшего входа. Все. Складированные под землей деньги и ценности надежно замурованы в глубине штольни. Долг выполнен. Капитан и его спутники спешат следом за ушедшими….

Такими мне представляются возможные обстоятельства исчезновения эшелона, перевозившего в Москву золото, иностранную валюту, дензнаки СССР и партийные документы, вывезенные из Минска и Вильнюса.

Версия построена не на песке. В ее основу, как водится, легли легенды, рассказы местных жителей. Затем вероятностность подобного развития подкреплена некоторыми документами, книгами, статьями. А на вершину положены общеизвестные факты, до сих пор, толком необъясненные, военными историками.

Мало кто знает, что в Смоленской области добывался, а может быть, и сейчас еще добывается бурый уголь. Одним из центров добычи был город Сафоново, расположенный между Смоленском и Вязьмой. Во всяком случае, еще в 70-х годах прошлого столетия, когда я там бывал, город оставался шахтерским.

Вторым местом, назовем его Гриднево, был поселок, расположенный между Вязьмой и Ржевом. Добыча угля там прекратилась в 30-е годы двадцатого века. Поселок потихоньку вымирал, и, к моменту моего посещения, опять же в 70-е годы, представлял собою полтора десятка деревянных домов и несколько развалин каменных строений. Даже магазина там не было, за продуктами и прочим ширпотребом местным жителям приходилось ездить на велосипедах в соседнее село, находившееся в шести километрах от бывшего поселка.

Причиной же моего посещения этого забытого, не знаю, как богом, но уж, людьми-то, точно, явилось проживание в нем дяди моего троюродного брата Ивана из Москвы, который был старше меня на три года. Иван также приезжал на каникулы в деревню, и мы проводили дни в играх и забавах. У упомянутого дяди в Москве, почему-то, в интернате жил сын Лешка. Этот Лешка столько понарассказывал в Москве Ивану о подземных катакомбах, скелетах в цепях, сундуках с золотом и самоцветами, что тот, однажды и решил подзапастись золотыми деньжатами в заброшенном руднике. Одному и скучно, и страшно. Поехали вместе. Так я стал спутником и подельником своего троюродного братца. Ехать решили на велосипедах. Обычный вид транспорта на Смоленщине для старых и малых. За день, с перекурами, доедем.

К счастью, Лешка, как обычно, летом, был в поселке. Но, разукрашенная им действительность, оказалась несколько иной.

Высоченные терриконы из пустой породы являлись единственной экзотикой заброшенной шахты. В сам тоннель, или ствол, или, как он еще называется, проникнуть оказалось невозможно. Лешка клялся, что раньше лазили по ходам внутрь шахты, опять расписывал страшные приключения, но, похоже, врал. Различные норы, ходы, ямы, траншеи в великом множестве имелись на территории шахты, но все они заканчивались тупиками.

На наши расспросы Лешкин отец подтвердил, — военные, что-то прятали при отступлении, скорее всего оружие и боеприпасы, а потом взорвали шахту. Взрывы он слышал сам, было ему тогда четырнадцать лет. Несколько раз к шахте потом приезжали представители властей, военные, милиция. Первый раз, летом 1943 года, после того, как прогнали гитлеровцев. Потом после войны. Был и экскаватор, и бульдозер, копали в нескольких местах. В шахту проникнуть не удалось, глубокая она, извилистая с множеством боковых ответвлений. Раскопки закапывали. Вновь копали, вновь закапывали. Бывали у шахты и немцы, в период оккупации, но ничего не пытались раскапывать.

Примерно такие же рассказы с разнообразными вариациями мы услышали и от других жителей поселка. Вариации заключались в различии содержимого спрятанного. Кто утверждал, что в шахту закатили «катюши», кто — вагон с золотом, кто, — что туда свезли деньжищи со всей области. Вплоть до секретнейшего оружия, чтобы не захватил враг.

Легенда отпечаталась в моей подростковой памяти незавершенным загадочным строением и позже, поскольку я всю жизнь интересовался военной историей, дополнялась кирпичиками свидетельств из различных источников. Где-то я читал о вывозе золотого запаса из Минска и Вильнюса. Порой противоречивые версии о судьбе эшелона. Даже, по-моему, воспоминания участника вывоза ценностей и архива из Минска. Я не собирал сведения из источников, как это делаю сейчас.

«Штаб по поиску при комитете по вопросам безопасности Союзного государства возглавляет заместитель председателя КГБ Белоруссии генерал-майор Иван Юркин». И далее. «… коллекция включала золотые изделия из раскопок Помпеи, редкие и особо ценные монеты, картины известных художников, старопечатные и рукописные книги.», «…чрезвычайно ценной оказалась информация очевидца вывоза ценностей Петра Поддубского. Последний заявил, что 13 июля 1941 года он, будучи тогда водителем одной из частей, подогнал к зданию обкома партии грузовик, в который загружались для вывоза ценности. П.Поддубский, который лично в погрузке не участвовал, услышал слова военных: „Какой красивый крест“. Затем груз взяли под охрану сотрудники НКГБ, и автомобиль в составе колонны из еще трех грузовиков отправился в Москву. В одном из автомобилей груз сопровождал 1-ый секретарь ЦК КПБ Пантелеймон Пономаренко…». (Газета «Труд» № 131 от 13.07.2001).

Речь идет о вывозе ценностей из Могилева, и, в их числе белорусской национальной святыни и непревзойденного произведения искусства — Кресте Ефросиньи Полоцкой. Следы его теряются. Это одно из многочисленных свидетельств вывоза ценностей из Белоруссии в начале войны. Немногие из них впоследствии найдены.

К сожалению, сейчас мне удалось найти лишь одно доказательство эвакуации банковских резервов, но оно весьма достоверно и весомо. «…Вывоз населения и материальных ценностей продолжался. Последним из Минска 25 июня ушел эшелон с ценностями банков Беларуси, который… вела паровозная бригада машиниста А.И.Горбунова…». («Белорусская железная дорога: первые дни войны»).

А теперь, общеизвестные факты, которые, на мой взгляд, косвенно подтверждают этапы прохождения эшелона. Более того, пытаются повлиять на его судьбу.

Факт первый. В момент выхода эшелона из Вязьмы, в лесах, в основном, юго-восточнее города находятся пять советских армий: 16-я, 19-я, 20-я, 24-я и 32-я. Немецкие танковые клинья уже обходят группировку с двух сторон, но наши войска не уходят. Приказа на отступление нет.

2 октября эшелон разгружается у поселка Гриднево возле заброшенной шахты. В тот же день, командующий Западным фронтом С.К.Тимошенко, принимает решение об отступлении. Решение об отводе войск на ржевско-вяземский рубеж утверждает Ставка Верховного Главнокомандования. Совпадение? Или Вязьму удерживали до отхода эшелона, а впоследствии отслеживали его маршрут? Эшелон был радиофицирован.

Если так, то за его спасение заплачена чрезмерная цена. Приказ на отход армий отдан поздно, танковые клещи сомкнулись. В окружении оказались 37 советских дивизий, 9 танковых бригад и 31 артиллерийский полк — сотни тысяч солдат. Часть из них погибли в боях при попытке вырваться из кольца, остальные попали в плен. Одним из первых 8 октября погиб со своим штабом командующий 20-й армией генерал-майор И.К.Ракутин, о поисках останков которого, я упоминал выше.

Может быть, поэтому об эшелоне постарались забыть?

Факт второй. Удары на Москву наносились двумя немецкими группировками группы армий «Центр». Одна из них наносила удар 3 октября южнее Вязьмы ударным кулаком 2-й танковой группы генерала Гудериана. Вторая — севернее, из района Духовщины силами 3-й танковой группы генерала Гота, которая в тот же день внезапно меняет направление, и, вместо московского направления, движется на Сычевку (вспомните радиограмму, полученную комендантом эшелона) и Зубцов (под Ржевом). Снова совпадение? Или танки пошли на перехват эшелона?

Факт третий. Официальной историей отчего-то замалчиваются кровопролитнейшие сражения по ликвидации Ржевского выступа. Казалось бы, немцам невыгодно было удерживать этот выступ, грозивший им окружением. А они держали здесь фронт вплоть до марта 1943 года. За это время наши провели три крупных наступательных операции: Ржевско-Вяземскую (3 января — 20 апреля 1942 года), Ржевско-Сычевскую (30 июля- 23 августа 1942 года) и Ржевско-Вяземскую (2-31 марта 1943 года). А 3 марта немецкие войска внезапно сами оставили Ржев. В районе Ржевской дуги было сосредоточено около одной шестой всех дивизий вермахта на Восточном фронте и полуторамиллионная группировка советских войск. Фактически это было непрерывное сражение, в котором с обеих сторон погибли сотни тысяч солдат. Его можно считать одной из самых кровавых битв Второй Мировой. Почему немцы так удерживали этот район? Не потому ли, что здесь теряются следы эшелона? Или опять совпадение?

Стоимость золотовалютных резервов банков двух республик, наверняка, была немалой. Скажу больше, огромной. Нам золото и валюта были необходимы, и не только для оплаты ленд-лизовских поставок союзников. Немцам — по причине отсутствия своей нефти, многих стратегических ресурсов и так далее. В Германии лишь 18 % стратегического сырья были собственными, остальное ввозилось из-за границы.

Проиллюстрируем это простейшим примером.

«…В 1941 году ни один из наших танков не мог сравниться с Т-34, имевшим 50-мм броню…». (Ф.Меллентин «Бронированный кулак вермахта»). Гудериан описывает, как 11 октября 1941 года его 24-й танковый корпус подвергся ожесточенной контратаке северо-восточнее Орла и замечает: «Множество русских танков Т-34 приняли участие в бою и нанесли тяжелые потери немецким танкам. Качественное превосходство, которое мы имели до сих пор, отныне перешло к противнику.» (Г.Гудериан «Воспоминания солдата»).

Пушки, установленные на немецких танках, в то время, не могли пробить броню Т-34, а тем более КВ («Клим Ворошилов»), лобовая броня которого достигала 105 миллиметров. Не пробивали их и немецкие противотанковые пушки. А, русские танки, тем не менее, горели. В чем же дело? Не немецкая же мотопехота жгла их бутылками с горючкой.

В.Башанов в своей книге «Танковый погром 1941 года» подробно исследовал боевые действия танкистов и привел ужасающие цифры наших потерь. Но не пишет, каким способом уничтожались наши Т-34 и КВ.

Оказывается, для борьбы с этими танками использовались 88-миллиметровые зенитные орудия. Но они нужны были, в первую очередь, для борьбы с англо-американской авиацией, которая и днем, и ночью висела над городами Германии.

А затем Крупп создал 75-мм противотанковую пушку ПАК-41, в которой были применены совершенно новые технологии. Сужающийся канал ствола сжимал изготовленный из легких сплавов снаряд, так что он вылетал из выходного отверстия, диаметр которого был всего 55 миллиметров, с бешеной скоростью и громадной пробивной силой. Но для изготовления корпуса такого снаряда требовался вольфрам, которого в Германии не было. И в нейтральной Швеции за марки его не купишь, требуется золото или валюта. Вольфрам же требовался сотнями тонн, это вам не спиральки в электрических лампочках.

Не от хорошей жизни немцы наладили производство фальшивых фунтов стерлингов, которые были даже лучше настоящих, и отличить их не могли даже банковские эксперты. И не из чистого изуверства эсэсманы выдирали золотые зубы у узников концлагерей. И «еврейский вопрос» решался не только из расовых побуждений.

Рейху нужны были деньги. Деньги, принятые во всем мире. То есть золото и ходовая валюта. Что и находилось в нашем эшелоне, в очень немалом количестве.

Не стоит сбрасывать со счетов и находившиеся там советские деньги, которые были в ходу в стране до 1961 года, хотя отчасти и обесцененные реформой 1947 года.

Что-то было и в партийных архивах. Может те же ценности (смотри эвакуацию Могилевского обкома партии), в том числе и не найденный до сих пор Крест Ефросиньи Полоцкой? Вряд ли за сотни километров в Москву повезли бы постановления и решения партийных органов. В Москве и своих хватало.

Немцам позарез нужен был эшелон, точнее его содержимое. Отсюда и смена направления главного удара, и, невыгодное, с военной точки зрения, удержание Ржевского выступа в течение длительного времени. Они искали пропавший эшелон….

Невероятная версия?

Вспомните, сколько в последние годы невероятных версий стало фактами.

И, куда ни ткни, первичными являются материя, экономика, материальные ценности. А уж потом, чувства и прочие человеческие придатки. Даже в мрачное средневековье, фанатичные инквизиторы не сжигали и, не предавали смерти иным способом, кого попадя. Посмотрите-ка, списки их жертв. За редким исключением, богатые и обеспеченные люди. Они считали, что ересь заразна. Но «заразное» имущество и деньги казненных не сжигали, а обращали в доход. Кому? Частично монарху, а остальное святой церкви, то есть себе.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:21 | Сообщение # 21
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Глава десятая

Ребусы седой старины. Тайна заброшенной усадьбы

Основой частновладельческих поместий Белой Руси являлись старинные усадьбы. Наиболее обеспеченные люди издревле старались поселиться обособленно, отгородившись от остального мира высоким частоколом, забором или крепостной стеной. Валы, глубокие рвы, системы водных препятствий служили дополнительной защитой, превращая поместья в хорошо укрепленные пункты.

Иногда усадьба представляла собой жилой дом, пристройки для челяди и несколько хозяйственных построек. Позднее они выступали сложными архитектурными комплексами, увязанными с природным ландшафтом, окруженные парками, садами, системами прудов и каналов. Многие такие имения в дальнейшем трансформировались в мощные замковые укрепления. Примером могут служить Смолянский, Гераненский, Любчанский и многие другие белорусские замки.

Другие превращались в роскошные дворцовые ансамбли в соответствии с требованиями современной архитектуры и вкусами их владельцев. Ружаны, Несвиж, Альба, Деречин, Ольса и другие являлись образцом общеевропейской культуры того времени и поражали воображение разнообразием архитектурных форм.

Третьи обрастали поселищами сограждан и становились центрами городов и местечек. Так образовались Новогрудок, Лида, Быхов, Заславль, Койданово и целый ряд других белорусских городков и населенных пунктов.

Многие в силу различных причин захирели. Часть из них исчезли с лица земли. Иные превратились в хутора, каковых много на Гродненщине, Брестчине, Браславщине и других уголках Беларуси.

Как правило, шляхетские и дворянские усадьбы являлись родовыми поместьями и существовали в качестве таковых сотни лет. Например, род Обуховичей владел Великой Липой почти шесть столетий, Тышкевичи Логойском около четырехсот лет. Да, я многое мог бы рассказать об истории, архитектуре, владельцах и их судьбах старинных усадеб белорусского края. По моим прикидкам их насчитывалось многие десятки тысяч.

Для строительства усадебных комплексов выбирались живописнейшие места, как правило возвышенные, с террасно-холмистой местностью, природными водоемами, хорошим обзором и красивыми видами прилегающей местности.

Обязательными элементами общего интерьера усадебных комплексов являлись брамы (въездные ворота), состоящие из двух украшенных лепниной колонн, соединенных аркой. Иногда их было несколько. Брама олицетворяла престижность и весомость владельца поместья, поэтому некоторые из них представляли настоящие произведения искусства. К сожалению, сохранилось к настоящему времени их немного.

Сами господские дома или палацы иногда представляли собой смешение многих стилей и течений архитектуры. Их постоянно перестраивали и достраивали из поколения в поколение. Флигеля, переходы, веранды, мезонины, мансарды, башенки — выдумки и задумки интерьера были неистощимы.

Подвалы, подземелья, подземные пустоты и ходы существовали практически в каждом поместье. Не буду раскрывать тему — для тех же целей, что в монастырях и замках.

Парки занимали, порой территорию в десятки гектаров и имели обязательную планировку, Аллеи, тропинки, лабиринты, горки, гроты, фонтаны и водопады служили для отдыха и развлечений владельцев и гостей. Их украшали, зачастую, редкие и диковинные деревья.

Сады также старались использовать не только в качестве площадей для производства овощей, ягод и фруктов. Фигурно подстриженные кустарники, вычурные клумбы, экзотические цветы и растения были предметом гордости хозяев. Во многих имениях имелись оранжереи.

Озерца, пруды и каналы выполняли различную роль. В них сочетались компоненты эстетического и ландшафтного облика поместья, фортификационно-оборонительные функции и составляющие производственно-хозяйственной деятельности имения.

В некоторых поместьях были свои церквушки, каплицы, часовни, фамильные склепы.

Иные владельцы содержали на своей территории магазины и корчмы.

Можно, а может быть и должно, рассказать о старинных усадьбах побольше.

Но тема моего сочинения другая. Столетиями владельцами поместий накапливались огромные богатства, из поколения в поколение передавались фамильные реликвии и драгоценности, антиквариат, оружие, различные коллекции, собрания картин и книг. Даже самому захудалому шляхтичу было чем похвастать в плане семейных ценностей. По обычаям того времени наследство предков берегли, приумножали и хранили.

Во всех, без исключения, усадьбах имелись различные подсобные производства и промыслы. Мельницы, кузницы, сукновальни, винокурни, пивные бровары, сыроварни, маслобойни, коптильни, пекарни были неотъемлемыми элементами ранней эпохи.

Позднее появились заводы и заводики, различные мастерские, типографии и другие более сложные, по сравнению с предыдущим временем, производства.

Великое княжество Литовское, а затем и Речь Посполита, в состав которой княжество вошло на равных правах с Королевством Польским в те времена процветали. Случались войны, стычки, вражеские набеги, как без этого? Но в целом государство богатело, и богатели его сословия. Шляхта, в том числе, как основные владельцы поместий, фольварков и усадеб.

Увы, все имеет свой закат. О причинах исчезновения могучего славянского государства я говорил в главе седьмой — не стоит повторяться.

В результате территории, уцелевшие строения и подземелья старинных усадеб превратились в хранилища веками накопленных сокровищ. Многочисленные скарбницы, тайники и схроны еще ждут своих исследователей. Наиболее интересны в этом плане подземные усадебные сооружения. Но они и наиболее опасны.

Ни в коем случае нельзя копаться в одиночку в подземельях, подвалах, катакомбах и прочих подземных полостях. Резонов в пользу запрета такого одиночного поиска много. Приведу два.

Одному в замкнутом подземном пространстве работать, попросту, неудобно и тяжело. Постоянно необходима какая-то помощь — поддержать, подсадить, подсветить, словом сплошные под…. Кто бывал под землей, тот знает. Да, и вообще, знаете ли, неуютно как-то. Каким бы вы храбрецом не были, темные суеверия, заложенные природой и развитые тысячелетней историей человечества, под землей дают о себе знать своей самой пугающей дремучестью.

В голове начинают гнездиться воспоминания о сверхъестественном, о страшных случаях, таинственных фактах и непонятных явлениях, о коих за свою жизнь любой человек наслушался и начитался с раннего детства, со страшных сказок. Что-то почудилось, любой шорох, — и сразу весь покрываешься испариной, а сердце начинает бухать на все подземелье. Такова природа человека. Хотите простой фокус. Закройте глаза и прикажите себе, например, в течение пяти минут ни за что не представлять голову козла. Эта самая бородато-рогатая голова намозолит вам глаза, и все пять минут вы проведете в борьбе с тем, чтобы отогнать ее образ. Так дурачил богачей еще славный Ходжа Насреддин. Итак, первый резон — одному под землей трудно во всех житейских смыслах. А многие люди вообще не в силах справиться с приступом клаустрофобии (боязнь закрытого пространства) при спуске в обычный подвал.

Резон номер два. Случись что под землей, и вам никто не придет на помощь. А под землей может стрястись многое. Стрястись и в буквальном смысле тоже. Возможны обвалы и завалы. Представьте, что в этот момент в Беларуси началось небольшое землетрясение, что уже не раз бывало. Результатом может быть обрушение сводов подземелья, дальше развивать тему не требуется — вы будете погребены заживо. Последствием подземных толчков может быть внезапное проникновение подземных грунтовых вод снизу или сбоку и неожиданное извержение наземных из водоема, который находится над подземным ходом. Допустимо наличие ядовитых газов и просто недостаток кислорода в воздухе, который приведет к обмороку и неизвестно, сможете ли вы очнуться. Не так уж невероятен укус ядовитой змеи, которые водятся в подземельях.

Словом, на глубине, в замкнутом пространстве вероятны всякие «экстримы», которые явятся препятствием к возвращению наверх, под голубое небо и, может быть, неодолимым препятствием. Последствия возможны самые грустные, в том числе, и «… В Вашем доме будет играть музыка, но Вы ее уже не услышите…». Помните эту фразу? Она произнесена замечательным артистом Смирновым в фильме «Операция Ы и другие приключения Шурика» при известных обстоятельствах. Кроме шуток, одиночный поход в подземелье чрезвычайно опасен.

Ниже я расскажу, как попал в подобную ситуацию при исследовании подземелий старинной панской усадьбы. А пока, совет. Операции с подземными пустотами лучше всего проводить втроем. Двое работают под землей, третий страхует наверху. Причем необходимо продумать обеспечение постоянной связи. На мобильники — не надейтесь. В подземельях они, как правило, не работают, хотя и могут вначале давать такую иллюзию.

Я часто просматривал планы застроек старинных помещичьих усадеб, их очертания могут натолкнуть на мысль о предполагаемом устройстве тайника либо заложения клада. Как-то, вечером, крутя перед глазами подобный чертеж, я обратил внимание на определенные странности расположения строений, посадок, каналов и прочих рукотворных структур дворцово-паркового ансамбля. Все усадебные планы разрабатывались архитекторами и имели определенные стандартные позиции.

Стандартные, не в понятии «под копирку», как раз, ни одной одинаковой старинной усадьбы не было. Стандарт соблюдался в, как бы это выразиться, целесообразности, что ли, расположения и соотношения построек и их ландшафтного окружения. То есть, господский дом, на плане — просится именно в это место, на другом он не будет смотреться. Здесь должна быть аллея со скамейками, очень удобно прогуливаться, и местность красиво просматривается. Здесь идеальное место для сада, юг, и ничто не будет заслонять солнце деревьям и кустарникам. Здесь будет жить прислуга, не будет мешать своими перемещениями отдыхающим господам. А, вот здесь на холме поставим беседку, прекрасный обзор, можно и с самоварчиком посидеть, и ликерчику попить, и в картишки перекинуться. И пофлиртовать в ней можно, увитая плющом, она издали не просматривается, а из нее все вокруг отлично видно.

Как раз, расположение беседки на одном из чертежей панской усадьбы, и натолкнуло меня на мысль о возможном подземном ходе под территорией усадьбы. Ну, не мог архитектор, запланировать строительство беседки в этом противоестественном месте. И владетельный ясновельможный пан Демкович не мог этого допустить. Совершенно глухое место на задворках усадьбы. Ни целесообразности, ни красоты, ни общей гармонии, наконец. По своему расположению в отношении других структур поместья, беседка годилась разве что для, заговорщиков, строящих планы свержения короля.

Уже интересно. Изучаю дальше. Вот этот канал странно загибается, с чего бы, видимых помех изменения направления нет. Эстетика тоже от этого страдает. И мостик перекидной, зачем нужен в этом месте? Непонятно.

Неизвестно почему, по наитию, что ли, беру мощную лупу. Так, беседку, однозначно, вычерчивала другая рука, и линии толще, и масштаб несколько иной. Скорее всего, первоначально беседку планировалось расположить вот здесь, на берегу пруда. Всматриваюсь через лупу, может, стерта прежняя планировка? Нет, признаки подчистки отсутствуют.

Кладу чертежи на стол. Переключаюсь на другое. Через некоторое время беру план вновь и смотрю на него уже другими глазами. Другими, в переносном смысле, конечно. Есть такой прием. Увидеть панораму и оценить замысел автора архитектурного ансамбля.

Сработало. Здесь должен существовать подземный ход, одна из точек которого — беседка. Вот его возможное прохождение: под аллеей, затем под панским обиталищем, типа дворец, мимо пруда, мимо хозпостройки, вдоль странного загиба канала. Ага, вот зачем этот загиб и перекидной мостик здесь, попробуй, подкопайся под канал, он и сам, наверное, глубиной метра два-три. Дальше чертеж заканчивается. Что за границей поместья в этом направлении. Может быть лес?

Надо ехать на место.

Рекогносцировка местности подтвердила мои предположения. К счастью поселений рядом с усадьбой не оказалось. Ближайшая деревенька была почти в трех километрах южнее. От брамы (въездные ворота) остался лишь кирпичный остов левой стороны ворот. Панский дворец обозначался высоким фундаментом из очень крупных серых камней, уцелела задняя стена здания и фрагменты боковых стен. Внутри просматривались остатки перегородок довольно многочисленных помещений.

Пруд превратился в заросшее болотце, лишь местами виднелись окошечки чистой воды. Каналы высохли полностью, впрочем, осенью дожди, возможно, и наполняли их. От мостика ничего не осталось, может этот плоский валун, служил одной из его подпорок? Я хотел проследить предполагаемый путь подземного хода. Прохожу загиб канала и дальше….

Дальше шла давно заброшенная, заросшая, в том числе и деревьями, дорога, которая метров через шестьсот уперлась в остатки какого-то монументального строения. Постройка представляла собой прямоугольник, со сторонами, примерно, тридцать на восемь метров. Крыши не было, но все стены были целы. Сложенные из валунов и больших камней, скрепленных, по-видимому, известковым раствором, они имели толщину девяносто сантиметров, прямо крепость какая-то, и большие оконные проемы на высоте выше человеческого роста. Высота стен была не менее четырех метров. Вход был только один, высотой около двух с половиной метров. Ширина? Я просто раздвинул руки в стороны и едва достал проемы кончиками пальцев. Значит, не менее ста семидесяти сантиметров.

Внутри не осталось ни деревянных, ни остатков кирпичных конструкций. Не было следов дерева в оконных проемах и на входе. Пол был земляной. Во всяком случае, наверху была земля с бытовым мусором. Когда же я ткнул щупом несколько раз, на глубине 40–50 сантиметров ощущалось твердое препятствие.

Я обошел строение вокруг. Земля была бугристая, в ямах. На ней валялись крупные валуны, некоторые из них скреплены между собой. Метрах в ста пятидесяти впереди было распаханное поле, на краю его чернела темная масса. Подошел. Обычный бетонный дот времен Первой Мировой войны. Их то я уже насмотрелся. Даже не стал заходить внутрь.

Возвратился, присел на камень и стал размышлять о предназначении найденного сооружения.

По толщине стен и размерам можно было предположить, что это какое-то место заточения, тюрьма попросту. Но зачем каталажке такой широченно-высоченный вход? Зачем столько больших окон?

То, что это постройка не для жилья, определенно. Главное смущали размеры входа и окон. Такой вход уместен в парадную залу, например. В него мог въехать всадник, не слезая с коня.

Нет, таких непонятных сооружений я еще не встречал, ни в натуре, ни на планах построек.

Пойдем к беседке. Идти приходится уже с другой стороны пруда. Метрах в двухстах остатки двух строений. По плану это помещение для прислуги — людская и что-то типа хозяйственного двора. Туда я не сворачиваю. Моя цель — загадочная беседка.

Увы, беседка не сохранилась. Но, даже судя по торчащим остаткам пилонов на входе, она также была не маленькой. Вероятно, она была аркадного типа с балюстрадой. Валяющиеся поодаль полукруглые белые, несмотря на прошедшее немалое время, осколки, указывали на наличие бельведера — круглой надстройкой над павильоном. Должно быть, это было красиво в свое время.

Но само место…. Беседка стояла на возвышении. С трех сторон, почти вплотную, подступали заросли леса. Было промозгло, несмотря на солнечный день. Где-то внизу журчала вода. Я зашел внутрь. Пол земляной вперемешку со строительной крошкой. Отсюда был виден лишь небольшой кусок остатков панского дворца, и еще дальше смутно темнела в редком лесу та самая непонятная фортификация с толстыми стенами.

Вновь достаю план. Сличаю с местностью. Да, должен быть подземный ход, ведущий, или от, или через беседку к панской усадьбе и затем к строению неясного предназначения. Он просится и вписывается в конфигурацию чертежей.

И, в то же время, он совершенно не нужен. Для чего такой маршрут подземного хода в реальной жизни? Разве в прятки играть? Функционально он просто бесполезен. Его назначение скрыть людей от возможной опасности. Но им никуда не скроешься. Даже если есть его продолжение по вспаханному полю. Так это еще пара километров. Изменился ландшафт местности за двести с лишним лет? Нет. Вот план. Вот местность. Все то же.

Утро вечера мудренее, решаю я. Сейчас позвоню Старику, а завтра с этой загадкой мы побеседуем пообстоятельнее и во всеоружии, а его у нас хватает.

Звоню, вкратце обрисовываю ситуацию, предлагаю с утра двинуться на место.

— Слушай, у тебя горит? — Это вместо обычного «без проблем».

Оказывается у него какие-то тендеры, переговоры с зарубежными партнерами и прочая бизнессуета. На сон остается часа четыре, и так дней пять.

— Горит, — от чего-то ляпаю я, хотя и не горело. В смысле, душа-то горела разгадать заданный усадьбой ребус, и время, главное, свободное было. Обычно самый дефицит кладоискателя — время, его не хватает постоянно.

— Тогда утром водила подвезет тебе «японца» (прибор для фиксации пустот), остальное у тебя есть. Если найдешь могилу Чингис-хана, звони, брошу все дела. До связи, — Старик необычайно лаконичен, значит действительно в завале.

Утром начинаю с беседки. Тестирование пола щупом ничего не дает. Включаю «японца». Прибор сразу же регистрирует обширную пустоту в двух шагах слева от входа. Пытаюсь копать. Сначала строительный мусор, затем просто земля. Почти метровый шурф, вырытый в месте самого сильного сигнала, ничего не достигает. Щуп тоже уходит в глубину. Сую в шурф тарелку металлодетектора. Гудит басом, есть железная масса.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:22 | Сообщение # 22
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Решаю обойти беседку кругом, может, обнаружу железяку. Возле высокого фундамента беседки в месте, напротив сделанного мной шурфа, прибор гудит беспрерывно и рыковито. К грубо рустированному фундаменту беседки примыкает нечто вроде скамеечки, такая тонкая квадратная гранитная плита, опирающаяся на четыре фигурные пяты. Симпатично, но непонятно к чему здесь этот приземистый столик. Может лакеи фрукты ставили, и шампанское в тенечке охлаждали. Сую тарелку металлоискателя под столик. Гудит здесь.

Пытаюсь руками приподнять плиту. Тяжело. Беру лом и сдвигаю в сторону. Что-то скрежещет, и плита падает боком на землю. Ага, здесь был простейший крепежный механизм. На двух фигурных пятах, примыкающих к стенке беседки, были прикреплены специальные шарниры. Возможно, они еще и действовали, но поднимать плиту надо было, одновременно прислоняя ее к фундаменту беседки. Я же, используя стенку беседки в качестве упора, наоборот подвернул ее ломом с другой стороны. Шарниры, уже проржавевшие, просто лопнули и отпустили плиту. А вообще сделано было неизвестным мастером надежно и остроумно.

Слегка тюкаю в этом месте концом лома в землю, он легко проваливается и, поскольку, я этого никак не ожидал, он вываливается из моих рук и со звоном падает где-то внизу. Увы, в азарте я забыл об осторожности. Этак, вместо лома и самому можно провалиться невесть куда.

Лопатой аккуратно снимаю верхний слой дерна, а затем с помощью ножа, пластмассовой лопатки и широкой кисти, убираю почву. И вот он люк. Квадратный. С широким кольцом у края. Берусь за кольцо, осторожно тяну. Кольцо издает легкий скрежет и остается в моей руке. Люк и все его детали полностью проржавели. Приходится убирать его фрагментами. На это уходит минут десять.

И вот передо мной лаз под землю. Вниз идут кирпичные ступени. Беру фонарик и, подсвечивая под ноги, спускаюсь, придерживаясь рукой, лицом к ступенькам. Лаз идет наклонно, выпрямиться невозможно. Вот и мой ломик. Шестнадцать ступеней, и я стою на дне квадратной комнатушки полтора на полтора метра. И в высоту около двух метров. Справа на уровне пояса в стене сделан люнет, в нем стоит распятие сантиметров шестьдесят в высоту. Это сразу убеждает меня, что я здесь первый посетитель, не считая владельцев подземелья. Распятие бронзовое и кажется очень древним. Слева на вбитом в кирпичи крюке висят два солидных ключа. На всякий случай сую их в сумку на поясе. Прямо, пока хватает луча фонаря, тянется подземный ход. В подземелье сухо. Я не знаю, видели ли вы воочию ту капсулу, в которой запустили в космос Юрия Гагарина. Я видел в Монино под Москвой, в военно-воздушной академии этот шарик метрового диаметра. Немало не сомневаюсь в вашем отважестве. Но. Надуйте воздушный шарик размером в четыре ваших головы и попробуйте представить, что туда можно залезть. И непросто залезть, а просидеть там, в позе эмбриона почти сутки. И непросто просидеть, а быть зашвырнутым в этой штуковине на земную орбиту и болтаться там, ожидая одной из тысяч неполадок, которая оборвет ваше бренное существование. И сказать: «— Поехали!» Это Героизм. С большой буквы. Сравните-ка, за что сейчас многим давали звание Героя России?

Именно о Гагарине мне почему-то вспомнилось в душной тесноте подземелья, когда сжало сердце, потемнело в глазах и застучало в висках. Я стал пятиться потихоньку назад. Стены цепляли за мои плечи, как бы не желая меня выпускать из каменной ловушки. Кажется, что не хватает воздуха. Но коньяк делает свое дело, я успокаиваюсь, дыхание и пульс приходят в норму. Вот и развилка.

Иду теперь прямо. Автоматически считаю шаги. Сто шесть, и я упираюсь в крепкую, обитую железными, слегка ржавыми полосами, дверь. Она закрыта. Достаю, снятые с крюка у входа ключи, один из них подходит и с мерзким ржавым скрежетом проворачивает механизм замка. Нет, мне все-таки страшно. Коего черта я полез сюда один. Цепляю фонарик на грудь, правой рукой перехватываю поудобней ломик, а левой осторожно толкаю дверь. Она не поддается. Толкаю плечом сильнее, результат тот же. Может, замок не открылся? Кручу ключом, так и есть, два оборота. За дверью слышится шорох, как будто по ней провели тряпкой. Становится не по себе. Возвратиться? Еще глоток коньяка.

Медленно-медленно открываю дверь. Тягуче скрипят ржавые петли. Все открыл, хлопнув до упора, в стену. За ней никого не может быть. Свечу фонарем по сторонам. Впереди просторная комната, пустая. Вхожу. Потолок здесь выше, можно стоять в полный рост. Стены выложены изразцами, на каждом шестом изразце изображена змея, заглатывающая свой хвост, и все это расположено в шахматном порядке. Пол брусчатый, но неровный. У противоположной стены следы, оставленные очевидно мебелью, так как изразцовая облицовка на определенной высоте потерта. Но вообще красиво, похоже на какое-то ритуальное помещение.

Судя по всему, я нахожусь в подземелье под панским палацем (дворцом). Различных помещений здесь много, около десятка. Коньяк сделал свое дело, и я хожу уже безбоязненно. Двери в некоторые комнаты есть, но без замков. Никакой мебели, никаких украшений на стенах, никаких полок или ящиков. Предназначение помещений совершенно непонятно. Пока брожу бессистемно. Открыв очередную дверь, обнаруживаю за ней продолжение подземного хода. Опять приходится идти полусогнувшись.

Через несколько метров слева снова дверь, а ход продолжает идти дальше, причем с наклоном вниз. Эта дверь тоже закрыта. Подходит второй ключ, открываю, ого…. Это, по всей видимости, темница, в которой содержали узников. Но скелетов и костей, к счастью не видно. Длина комнаты около двух метров и почти такая же ширина. А вот высота лишь метр с небольшим, можно передвигаться только на коленях. Но я туда и не лезу. Пол земляной, но сухой. В стену напротив двери на двадцатисантиметровой высоте вмурованы три больших ржавых кольца. Над двумя из них вмурованы прямо под потолком огромные крюки зловещего вида. Определенно, пытошная. На кирпичах выцарапаны какие-то неразборчивые надписи, не на русском, по-моему.

Подробные исследования и изыскания всех этих ходов, переходов, лабиринтов и помещений будем проводить со Стариком с использованием новейших технических достижений. Одному под землей несподручно совершенно. А пока дальнейшая разведка.

Метров через шестьдесят (шаги уже не считаю) ход утыкается в очередную дверь. Закрытую. По моим прикидкам я где-то в районе под парковыми аллеями. Пробую открыть имеющимися ключами, даже не влазят. Ломик тоже некуда подсунуть, все плотно пригнано. Да, и дверь дубовая крепкая. Здесь, наверное, все из дуба, благо растет целая дубовая аллея. А еще, кажется, есть и буковая, и грабовая, и липовая. Придется возвращаться за другими инструментами. Прошло всего лишь часа три и весь день впереди.

Из машины беру с собой аккумуляторную электродрель, лопату, широкую стамеску и кувалду. Немного блуждаю в подземелье под господским домом, но нахожу искомый ход. Все-таки неудобно работать одному. Прислоняю к стене кувалду вверх головой, на нее ставлю фонарь, получается шаткое такое сооружение, и пытаюсь высверлить замок. Не выходит — это, наверное, современные звонки высверливаются, а старинный этим не возьмешь. Не вырубить и стамеской. Стамеска и кувалда не то сочетание. Попробуйте взять одной рукой стамеску и попасть по ней кувалдой.

Решаю применить самый кардинальный метод — ударить кувалдой в район расположения замка. Замок, наверняка, проржавевший и не выдержит. Хватаю кувалду обеими руками и со всего плеча шарахаю по двери. Дверь трещит, но выдерживает. Зато сзади слышится странный шелестящий звук. Примерно такой, когда большегрузный самосвал высыпает из кузова землю вперемежку с камнями. Я свечу назад фонарем и холодею. Метрах в пяти позади меня произошел обвал свода, причем струи земли и камни продолжали осыпаться, правда, небольшими порциями.

Я оказался в ловушке. Первое же ощущение — сейчас обрушится все. Нет, проходит несколько минут, а может секунд (время в таких случаях смещается), все тихо. Второе ощущение — мне уже не хватает воздуха. Дышу тяжело и прерывисто, вот-вот кислород закончится, я это уже ощущаю. Меня ждет смерть от удушья. Хватаю электродрель, сверлю в центре двери несколько отверстий. Припадаю к ним губами.

Но понемногу паника уходит. Начинаю размышлять и соображать. Отрываю узенькую полоску от туалетной салфетки и подношу ее к отверстиям в двери. Бумажка колышется, значит, приток воздуха, а, возможно, и небольшой сквознячок, есть. Достаю из кармана мобильник. Бесполезно, связи нет. Искать меня здесь никто не будет, я даже Старику не сообщил координаты. Выключаю фонарь, нужно экономить электричество. Посторонней помощи не будет. Значит?

Значит, следует пытаться выбраться самому. У меня пять метров пространства, на котором я могу маневрировать. Попробовать выбить дверь — это вызвать новый обвал, который погребет и меня, наверняка. Нет, дверь трогать вообще нельзя. Только благодаря ей обрушение произошло дальше, а в этом месте она поддержала свод.

Разбирать завал и копать в обратном направлении к дому? Неизвестно, какова длина и площадь обрушения, а если это десятки метров? Да, и куда девать землю? Да, еще с моей лопатой. Конечно, хорошо, что есть и такая. Маленькая, с узким острым лезвием, титановая. Моя гордость. Но в сложившейся ситуации я предпочел бы широкий шуфель.

Вот идиот! Это я о себе. Полез под землю один, невтерпеж, видите ли. Шастал совершенно беспланово. Хватанул коньяка. Да в процессе поиска — спиртное вообще исключено. Потом, конечно, с нашим удовольствием, — посидеть со Стариком, к примеру, порассуждать, погипотезировать по теме, ругануть процветающую попсу и бескультурье, продажность политиков, Буша какого-нибудь недобрым словом помянуть. Ну, много есть, о чем поговорить хорошим людям за хорошим напитком. Ну, а махать в подземелье кувалдой, это вообще додуматься надо.

Ладно, критику — критикам. Мне сейчас, либо ложиться в уголок и складывать ручки, либо, назовем вещи своими именами, побороться за свою жизнь. «Терциум нон датур» — третьего не дано , в переводе с латыни. Или, как выразился О.Бендер, кажется, — «Пан или пропал. Выбираю пана, хотя…» , ну и так далее. Я также выбираю пана, и начинаю ревизию своего имущества.

Кувалда. Пока бесполезна и даже опасна. Аккумуляторная электродрель. На худой конец, можно будет попытаться просверлить несколько сотен отверстий в двери в виде круга, выдавить этот круг и пролезть через него дальше. Не хватит энергии. И прилагать усилия опасно, а без усилия не выдавишь, дуб все-таки. Ломик — вещь удобная и пригодится при разборе завала. Фонарик, наравне с лопатой, самые полезные предметы в сложившейся ситуации. В темноте вообще не поработаешь. И еще часы, контроль времени необходим. Мобильник бесполезен. Есть еще всякие мелкие вещи, типа ножа, набора отверток, стамески, маленькой пилки и прочих мелочей.

Хуже обстоит дело с продовольствием. Полфляжки коньяка. Может вылить его сразу? Нет, может сгодиться для дезинфекции, если поранишься. На поясе всегда висит двухлитровая фляга с водой, не для питья, а чтобы промывать находки. Но пить можно, и на счастье, она полна. Как водится, сразу же обуяла жажда, скорей глотнуть. Нет, переходим на жесткий режим экономии, кто знает, сколько придется еще пробыть под землей. Где-то я читал, что без воды человек может прожить не более двух недель, а без пищи — больше месяца. А из пищи у меня всего лишь пакетик жевательной резинки «Орбит».

Вы уже, наверное, догадались, что единственный реальный путь к свободе — пробиваться наверх, через обрушившийся завал.

Бесполезно прикидывать, на какой глубине я нахожусь. Возле беседки я опустился под землю метра на три. Но затем ход постоянно опускался, хотя и ненамного. Однако если я спускался каждый метр на один сантиметр вниз, то через двести метров разница составит два метра. Хотя гадать бесполезно. Я бродил по подземельям в состоянии полнейшей эйфории, оттого, что мои предположения о наличии хода подтвердились и, в отличие от сложившейся практики, не делал записей, планов и чертежей с примерными величинами.

Понятно, что назад я вырвался, иначе вы не читали бы эти строки. Стоило мне это неимоверных трудов, и, наверное, нескольких потерянных лет жизни. Лишь на третьи сутки, грязный, с ободранными ладонями и сорванными ногтями, я увидел небо. Спас меня дуб. Недаром он считается у славян священным деревом, придающим силу, и является моим деревом по знаку Зодиака.

Дуб рос как раз почти над дверью, по которой я так легкомысленно лупил кувалдой. Его мощные разветвленные корни не дали земле обрушиться в этом месте. Корни же и помогли мне выбраться на поверхность. Я осторожно под углом цеплял лопатой почву, клал ее под ноги, по возможности укреплял обломками кирпичей рухнувшего свода, делая нечто вроде ступени вверх. Плашмя лезвием лопаты притрамбовывал и верхнюю часть своего лаза.

Так я продвигался вперед под углом около сорока — сорока пяти градусов. Работать лопатой было крайне неудобно, делать лаз шире было опасно ввиду угрозы обвала, приходилось часто отдыхать. При этом приходилось продираться между корней, никогда бы не подумал, что у дуба их так много. Понимая, что могу полностью обессилеть, я допил коньяк и поспал несколько часов. Иногда мне казалось, что мои усилия не принесут успеха, настолько медленным было продвижение вперед. Вы не представляете мои ощущения, когда лопата, наконец, ушла в пустоту, и, потянув ее назад к себе, я увидел кусочек дневного света….

Я стоял, обняв дуб, не меньше часа. Зазвонил мобильник. Меня искали. Никогда в жизни я больше не спускался под землю один.

Мы со Стариком довели это дело до конца. Нас ждали интереснейшие находки. Расследование показало, что пан Демкович, владелец усадьбы, занимался фальшивомонетничеством и в немалом масштабе. Сама мастерская находилась под садом, к ней вел как раз тот узкий ход влево, в который я лезть, тогда не рискнул. В ней находились мотки оловянной проволоки, куски серебряной проволоки, серебряные слитки, множество мелкой медной монеты, различный серебряный и медный лом в виде остатков посуды и предметов быта. Всего этого добра было более ста килограммов. Там же находились четыре чекана или штемпеля для чеканки фальшивых монет, различные молотки, щипцы, клещи и многие другие приспособления, непонятные для непосвященного в монетное дело человека.

Огромная постройка в лесу с большими окнами служила кузницей, а в поразившие меня своей величиной двери, заводили подковывать лошадей. Кузнецы выковывали и другие хозяйственные предметы, однако это все было, в общем-то, ширмой. Главным сооружением кузни был не горн с наковальней, а небольшая плавильная печь. В эту печь загружалось в определенной пропорции серебро, медь и олово, из которых получался сплав низкопробного серебра. Ну, а полученное серебро шло на изготовление фальшивых монет. С помощью «японца» мы нашли в различных уголках подземелий несколько тайников, а в них кожаные мешки с поддельными монетами.

В одном из тайников стоял шкафчик, на полках которого выстроились небольшие квадратные бутылочки темно-коричневого, темно-зеленого и светло-синего цвета. Их содержимое было разным. В двух светло-синих пузырьках определенно была ртуть. Еще одна светло-синяя содержала затвердевшую темно-красную массу. Во всех четырех темно-коричневых бутылочках были какие-то порошки. Мы их даже не открывали, опасаясь яда. Один темно-зеленый флакон, с плотно притертой пробкой, содержал какую-то тягучую жидкость. На дне другого темнел плотный осадок. Кроме того, в шкафчике стояли несколько тиглей, лежали пестики, щипчики, потемневшие серебряные ложки, несколько аптекарских гирек. Но самих весов не было. Тогда, мы дружно решили, что пан Демкович был еще и отравителем и готовил яды. Закрыли шкаф и ни к чему не притронулись.

Лишь позже, когда ко мне в руки попали пару книг по алхимии, я пришел к другому выводу. Владелец усадьбы, скорее всего, занимался алхимией, и пытался изготовить путем соединения различных веществ и определенных операций, золото. А может, так называемый «философский камень».

В то время этим занимались многие, в том числе известные ученые. Например, великий Томас Алва Эдисон, автор свыше тысячи различных изобретений. Или Никола Тесла, которому также принадлежит множество открытий и изобретений, а его именем названа единица магнитной индукции. Этих людей трудно заподозрить в «чернокнижничестве» и шарлатанстве.

Истории, мифы, легенды об алхимиках, инквизиционные дела по ним составили бы многотомный труд. Лично я верю, что одни вещества можно превращать в другие — ведь все состоит из атомов. Но не верю, что это было возможно в средние века. Хотя история оставила нам удивительнейшие факты, косвенно подтверждающие наличие такой возможности.

Алхимик Джордж Рипл, живший в XV веке, и являвшийся личным другом папы Иннокентия VIII, который, кроме папства, прославился своей ученостью, чего-то такого мог и достичь. Иначе чем объяснить его фантастическое пожертвование в 1460 году Мальтийскому ордену семи тысяч фунтов стерлингов. Фунт в те времена и был фунтом, то есть мерой веса. Откуда бедному алхимику можно было взять столь астрономическую сумму?

Или возьмем Стефена Эмменса — ученого-химика, автора многих серьезных научных публикаций и открытий. Лаборатория Соединенных штатов Америки, подтвердив наличие всех свойств золота, в трех изготовленных им слитках, в то же время отметила необычный серебристый цвет полученного металла. Она купила эти слитки. В ответ на требование открыть секрет изготовления этого золота, Эмменс сказал, что его открытие обрушило бы всю мировую финансовую систему. Согласившись, однако, продемонстрировать этот опыт публично на Парижской Всемирной выставке в 1900 году. Дабы не обвиняли в шарлатанстве. Но по дороге туда он исчез, и никогда уже о нем не слышали.

Вернемся, однако, к нашему подземелью.

В другом тайнике нашлось также донесение подкомория Вилкомирского повета Гнеся Виртожа королю Сигизмунду III о его подозрениях изготовления фальшивых денег в имении шляхтича Демковича. Вероятно, означенный шляхтич имел при дворе связи, и донос передали ему. Вообще всяких бумаг было много, их еще предстоит переводить и изучать.

Скорее всего, подкомория постигла печальная судьба. В одной из пустот, обнаруженных умным «японцем», мы нашли замурованный скелет. При скелете находилась свинцовая печать Вилкомирского повета, какой-то ключ и серебряные пряжки на остатках кожаных башмаков.

Судьбу самого пана Демковича нам прояснить, пока не удалось. Дело в том, что изготовление фальшивых денег из низкопробного серебра было в те времена ремеслом весьма распространенном. Как в Речи Посполитой, так и на Руси.

Так, Соборное Уложение 1649 года гласило: «…Которые денежные мастеры учнут делати медные или оловянные или укладные денги, или в денежное дело учнут прибавливати медь, или олово, или свинец, и тем государеве казне учнут чините убыль, и тех денежных мастеров за такое дело казнити смертию, залити горло». И заливали. Расплавленным оловом. Аналогичные законы действовали в Речи Посполитой. Организатора и исполнителей изготовления поддельных денег ждала только смерть. Различные пособники могли отделаться отсечением конечностей.

С большой степенью вероятности можно предположить, что и Демковича постигла подобная участь. Видно не раз доносил подкоморий о черных делах шляхтича, а, возможно, и не он один. То, что тайники с фальшивками остались в целости, как и подпольная мастерская, свидетельствовало о том, что вельможный пан когда-то домой уже не вернулся.

Впрочем, этот вопрос еще подлежит изучению, как, и территория поместья и подземелья, которые оказались весьма обширными. Мы исследовали далеко не все.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:25 | Сообщение # 23
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Глава одиннадцатая

Призраки полесского рудника

В Беларуси практически нет своих полезных ископаемых. Калийная соль. Немного нефти, которую открыли еще в конце девятнадцатого столетия. Кстати, к началу двадцатого века нефть добывалась только в России и Соединенных Штатах Америки. Есть еще небольшие залежи железной, алюминиевой и медной руд.

Зато…. Помните такую песню: «Широка страна моя родная, много в ней полей, лесов и рек…» . Это о Союзе Советских социалистических республик. Но часть вторая приведенной строфы полностью относится к Беларуси. Недаром нашу республику называют синеокой. На ее сравнительно небольшой территории расположено свыше двадцати тысяч рек и почти одиннадцать тысяч озер. Все знают о Беловежской и Налибокской пущах. Именно в последней происходили действия по роману и фильму «В августе сорок четвертого». Красота наших озер, без преувеличения, неповторима. Озеро Нарочь, Браславские озера…. Озеро Волоса на Браславщине обладает уникальными глинами, сравнимыми со знаменитыми глинами Мертвого моря.

А «Голубые озера» являются довольно компактным и, на мой взгляд, самым красивейшим заповедником такого рода, во всем мире. Гористый ландшафт, а внизу небольшие округлые пятна разноцветных озер — от темно-синих до изумрудно-зеленых. И, маленькое, площадью лишь 0,78 га, но самое глубокое озеро в Беларуси, с загадочным названием Балдук. На территории заповедника реки Страча и Друйка с настоящими порогами.

На Логойщине есть у нас и своя Швейцария со своими белорусскими Альпами, Где уже построена и функционирует первая очередь горнолыжного комплекса с кресельной канатной дорогой.

Наконец, есть у нас своя Амазонка — река Припять, в некоторых пойменных лесах которой (последних в Европе) не ступала нога человека, в чем я убедился сам. Реликтовая флора и фауна, тысячелетние дубы-великаны, хвощи и трава выше человеческого роста. Вот, где надо было снимать «Парк Юрского периода». А весной бассейн реки Припять превращается в настоящее море.

Читатель в недоумении? Что-то я начал с полезных ископаемых, а закончил прямо рекламным проспектом турфирмы, типа «Посетите Беларусь». Посетить, хотя бы эти перечисленные места, я вам действительно советую, если не бывали. Сами убедитесь, куда там европам и америкам….

Речь в этой главе, как раз и пойдет о полезных ископаемых. О золоте. И о его добыче. В бассейне реки Припять.

Однажды на книжном рынке мне попала в руки книга с названием «Добыча золота в Российской империи», издательство «Колос», 1929 год. Конечно, я ее приобрел. Не с целью добычи этого полезного ископаемого, а по своей теме. Я покупаю все книги и брошюры, касающиеся нумизматики, монет, кладов, драгоценных металлов и камней и прочие, могущие пригодиться в многообразном процессе кладоискательства.

Дома я ее полистал, мама родная! Оказывается, в XVIII–XIX веках на территории нынешней Гомельской области, в бассейне реки Припять существовали рудники по добыче золота. Дана карта района, нарисованы различные схемы. Может, добыча была и невеликой. Рудник «Кротъ», например, давал около восьми пудов золота в год.

Немедленно звоню Старику. Встречаемся в кафешке. Как и обычно, он загорается идеей посещения заброшенных рудников сразу. Мы мотались за семь тысяч километров за Байкал, чуть унесли оттуда ноги, а здесь сокровища под боком — примерно таковы его основные слагаемые. Договариваемся, за мной разработка маршрута и все прочие подготовительные исследования, за ним транспорт, продовольствие, техническая сторона дела. Неравные условия, скажете? Но он побогаче меня, и иногда с удовольствием берет на себя большую часть расходов. Я уже говорил, что человек он, не жадный.

Итак, начинаю с реки Припять. Я побывал на ней лишь однажды, будучи в командировке в городе Пинске. Пинск старинный и красивый город, расположен, как раз, при впадении реки Пины в Припять. Известен аж с 1097 года. Был центром Турово-Пинского и Пинского княжества. Великий русский поэт Александр Блок сравнивал его с градом Китежем по неповторимому колориту самобытности. В этом районе был центр славянских племенных объединений дреговичей. По существующей легенде сюда по Днепру и Припяти против течения приплыли каменные кресты из Киева, что и способствовало обращению дреговичей в христианство. Город видел много войн, старина и ее раны тут на каждом шагу. Здесь побывали и шведы со своей зловредной привычкой взрывать замки, уничтожив старинный замок магнатов Вышневецких.

Посидели тогда с шашлычком и ухой на берегу Припяти. Впечатляющая река. Даже вблизи города от нее тянет какой-то дремучестью, блеском осколка старины.

На Припяти также стоит, пожалуй, самый древний город Беларуси — Туров. Первое упоминание о нем в Ипатьевской летописи относится к 980 году. У него есть и современная легенда. Хотя, судя по многочисленным свидетельствам и прессе, это вовсе и не легенда. На выезде из городка есть старое Борисо-Глебское кладбище. Лет восемь назад на нем из-под земли начал расти каменный крест. Утверждают, что к настоящему времени крест вылез почти на полтора метра, явив миру поперечную перекладину. Люди считают это чудом. Якобы здесь был похоронен в глубокой древности Святой Кирилл Туровский. Сейчас сюда стекаются толпы паломников и просто любопытствующих. Ученые-краеведы пытаются объяснить это явление движением грунтовых подземных вод. Возможно, после окончательного вытеснения креста из-под земли здесь забьет подземный источник.

Таинственный и загадочный край Полесье, по которому течет Припять, занимает всю южную часть Беларуси. Ее протяженность с запада на восток свыше 500 километров, с севера на юг — более 200 километров. Впечатляет? Целое государство. И громадные территории абсолютно безлюдных мест. Сотни крупных озер в Белорусском Полесье, из которых наиболее крупные и известные, — Червонное, Выгоновское, Черное…. Вообще, многие озера кажутся черными, так как стоят на торфяниках. И несчитанное количество мелких, которые то появляются, то исчезают.

Значительную часть Полесья занимают гигантские болота. Крупнейшие из них Поддубичи, Выгонощанское болото, Великий Лес, Загальский массив, Гричин, Булев Мох, — всех не перечислишь. Их глубина неимоверна. Там, где проводились мелиоративные работы, толщина торфяного слоя достигала одиннадцати метров. Несколько оживляют пейзаж дубово-грабовые леса, параболические моренные гряды и ледниковые холмы. Это я пишу, уже побывав в том неизведанном краю со Стариком, и убедившись, что сухие строчки энциклопедий и словарей, преуменьшают дикую первозданность этих краев. Впечатление какого-то потустороннего опасного мира. Действительно, как мы убедились весьма опасного. Его реплики о валяющихся под ногами и под боком сокровищах, высказанные на первой встрече в кафе, оказались в корне неверными.

Особенно страшны и непредсказуемы травянистые болота. Со стороны посмотришь поле-полем, поросшее травой, кое-где проблескивают лужицы воды. Ни в коем случае не следует пытаться по нему пройти. Первые несколько шагов — как будто нормальная твердая почва. Еще несколько — почва начинает подрагивать под твоими ногами и колыхаться. Еще шаг — и тебя нет. И уже не будет. Потому что, даже если рядом люди, они никак не смогут тебе помочь. Ты исчезнешь мгновенно. А глубины там бездонные.

Конечно, я пишу это не по собственному печальному опыту. Если бы такой опыт состоялся, писать было бы некому. Перед поездкой я тщательно проштудировал соответствующую литературу. А, главное о нраве и коварстве болотных участков и троп, мы узнали от жителей припятской деревеньки, откуда стартовали на искомое место.

Но вернемся к Припяти. Ее длина 775 километров, а площадь бассейна — 114,3 тысяч квадратных километров. С чем сравнить? Допустим Одер, одна из крупнейших рек Европы, протекающая по территории Германии, Польши и Чехии. Ее математические данные следующие: длина — 860 километров, площадь бассейна — 119 тысяч квадратных километров. Сравнили? И не забывайте, что Припять — всего лишь приток Днепра.

В нее впадают сотни рек и речушек. Она обладает очень разветвленной и широкой поймой, которая уже в районе Пинска достигает тридцатикилометровой ширины. На Припяти множество островков, проток и стариц. На протяжении 500 километров река судоходна.

В районе города Мозыря Припять резко поворачивает направо и устремляется к Украине, где и впадает в могучий Днепр. На Украине, на этой реке стоит печально известный Чернобыль и мертвый город, под таким же названием Припять. В сильный паводок река превосходит по своим размерам иные моря.

Вот в такой, удивительный по своей первобытной красоте и непредсказуемо опасный край нам предстояло отправиться.

Встречаемся со Стариком у меня дома. Кратко обрисовываю ему общую обстановку. Акцентирую моменты возможных трудностей. Может, передумаем ехать в эти глухие края, где случись что, помощи ждать неоткуда. Мобильная связь там не действует, ближайший населенный пункт — забытая богом деревушка почти в сорока километрах от рудника. И болота, болота, болота.

Но Старик не из людей, меняющих свои решения по таким соображениям. Я тоже такой. Значит, вперед.

Рисую и показываю по километровке маршрут. До города Петрикова, стоящего на Припяти, на автомашине. Там пересаживаемся в надувную лодку и назад против течения до деревни Перероевский млынок, которая стоит уже на другом берегу. Оттуда по маленькой речушке без названия, впадающей в Припять, в сторону деревни с названием Симоничская рудня. Кстати, населенных пунктов со словом «Рудня» в названии по ту сторону реки на карте полно. Вичская Рудня, Уботская Рудня, Мысовская Рудня, просто Рудня….

Нам нужна обширная моренная гряда, вот она обозначена на карте параболическим колечком. В ней и расположен заброшенный золотой рудник. Прямо до него на лодке не доберемся, какую-то часть придется идти по болоту. Какую, кто знает? Карта пятнадцатилетней давности, более современной разжиться не удалось. Рельеф местности мог здорово измениться за это время. Хуже всего, если речка исчезла. Эти бездумная мелиорация натворила уже множество бед, изменивших природу в худшую сторону.

Еще одно совместное изучение карт. Да, этот маршрут, хоть и с солидным крюком в сторону, но наиболее проходимый и безопасный. Более короткие пути — сплошные болота. Утверждается. Выезд послезавтра утром.

До Петрикова добираемся без приключений. Джип оставляем на охраняемой стоянке. Надувная немецкая лодочка, с немецким же моторчиком, скорость развивала небольшую. Да, нам этого и не требовалось. Мы всматриваемся в левый берег, поросший высоким лесом. Березовые, ольховые, сосновые, смешанные лески перемежаются иногда песчаными лысыми дюнами высотой в несколько метров. Видны старицы, образованные многочисленными протоками, островки, песчаные мысы. Мы стараемся держаться середины реки, чтобы не нарваться ненароком на мель. Хотя осадка у нас мизерная — сантиметров пятнадцать. Но дело не в самой мели, возле нее могут находиться затонувшие деревья с острыми сучьями. Напорешься на такое, и прощай поход, нужно возвращаться и чинить лодку.

Один раз навстречу прогудел сердито пароходик, видно мы шли по неположенному фарватеру. Стали гадать, похожи ли правила движения по воде аналогичным правилам на дорогах? Не пришли к определенному мнению. Как правило, у моряков все иначе. У одного и того же предмета совершенно разные названия. А если название одно, обязательно ударение на другом слоге. Сравните, у сухопутных людей компас с ударением на первый слог, морской лексикон ставит ударение в этом слове на окончание «…пас».

Пока болтали о том, о сем, да присматривались к берегам — вот и деревня с интересным названием Перероевский млынок. Ну, млынок, понятно — мельница, точнее мельничка. А вот что такое Перероевский? От слова перерывать? Перекопанная мельница? Впрочем, в своей практике, встречались с гораздо более загадочными названиями. Богата людская фантазия.

Никакой мельницы в деревеньке не видать, в ней всего-то дворов двадцать. Идем вдоль по улице. Первые четыре дома заперты на замки. Из пятого на стук выходит высокий седой дед с седой длинной бородой. А вслед седенькая полная невысокая старушка. Вот они загадочные полешуки, жители Полесья — народность со своими вековыми устоями, обычаями, традициями и с добрым нравом. Когда белорусского лидера Петра Машерова спросили, кто же такие полешуки, нация или народность, или этническая прослойка? Знаете, он ответил просто и точно: «Полешуки — это белорусы, только со знаком качества».

Мы поздоровались и спросили дорогу к речке, которая ведет по направлению к Симоничской Рудне. Старикан пригласил нас присесть на скамеечку, бабушка вынесла по здоровенной деревянной кружке замечательного кисловатого прохладного кваса. Завязался неторопливый разговор.

— Туристы, что ли?

— Геологи мы. — Не говорить же, что за золотом прибыли. — Разведку проводим, говорят, там рудник старинный есть?

— Есть такой, кажуть, медь на ем раньше добывали.

Медь? Вот так штука, может автор книжки, что-то напутал или мы маршрут не тот избрали. Нет, дед там не бывал, далеко. И никто из местных туда не ходит. Нечистая сила там водится. По ночам огни на курганах горят.

— Болоты там непролазные, хлопцы, мабуть не пройдете, утопнете — встревает старушка.

Объясняем, что у нас есть маленькая лодочка, а на карте обозначена речка.

— Только и название, что речка, Шпаку (воробью) по колено, — говорит дед, — кали вода высокая, то еще ничего и рыбку поймать можно, а так… — безнадежно машет рукой.

Но мы уже привыкли, — никакой поиск без трудностей на определенном этапе не бывает. Как правило, мы с ними справляемся. Болото, правда, дело совершенно новое. Опыт почти нулевой. Встречались, конечно, и болота, но не такие. Мы их еще и не видели, но если даже местные не советуют туда соваться…. Просим показать дорогу к речке.

Дед просто встает и машет нам рукой, пошли мол. По дороге к реке объясняет простейшие правила безопасности поведения на болоте. Надо вырубить две слеги (обтесанные от сучьев стволы деревцев). Одну держать на весу, у пояса, а второй тыкать, да несколько раз, туда, куда собираешься ступить ногой. Зачем одну слегу держать у пояса? Если провалишься, бывает, кажется, твердо, а раз и…, так вот эта слега поможет удержаться на поверхности, лежа плашмя не даст дальше провалиться. А если провалился, вторую слегу делай накрест первой, — не двигаясь можно несколько часов продержаться, да с ними и продвигаться можно приноровиться.

Далее, ношу, вещмешок, рюкзак, сумку тяжелые надобно сбросить сразу, это только, кажется, что они могут помочь удержаться в трясине. Выбирать путь надо ближе к деревьям и кустарникам, ступать на их корни, и то это не гарантия, — деревцо может быть буквально плавучим. Там, где большие деревья, надежней. Дубы и грабы на болоте не растут. Где они есть, можно идти смело. На кочки — это заросшие пни вообще рассчитывать нечего — гнилье.

Вдвоем двигаться легче. Идти нужно гуськом, каждый за пояс, обвязавшись веревкой, связаться вместе. Дистанция метра три, ступать след в след. Но веревка должна быть метров десять — такие бочаги бездонные попадаются, чтоб один другого сразу на дно не уволок.

В таком устрашающем, но полезном инструктаже, доходим по высокому берегу до места впадения нашей речки в Припять. Насчет воробья дед не совсем прав, русло шириной метров пятнадцать, да, и глубина вроде подходящая — дна не видно. Вверх против течения она, конечно, будет сужаться.

Благодарим за науку и прощаемся со славным стариканом. Он осеняет нас крестом по православному, а мы идем к нашей лодке.

Без всяких приключений мы проплыли километров пятнадцать. Затем река сузилась до пяти-семи метров, местами то, разливаясь небольшим озерцом, то, разделяясь на две протоки. И тогда приходилось идти берегом в разведку, смотреть сливаются ли протоки дальше, или пошли каждая своей дорогой. Бензин следовало экономить, его запас был небольшим, лодочка и так была переполнена. Берега были вполне твердые, поросшие лесом, местами встречались буреломы. Чуть далее по сторонам угадывались болота.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:25 | Сообщение # 24
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Время уже перекатило за полдень. К вечеру мы должны быть на гряде. Заночевать в пути явно не хотелось. Хотя у нас была палатка и по спальному мешку на каждого. Местность угрюмая, сырость, змеи, знаете ли. Да и мало ли, кто в этих болотах водится? Не зря местные сюда не ходят. На ходу перекусили, сменяя друг друга за рулем.

Русло речонки еще более сузилось, стали появляться заторы из поваленных деревьев и корчаг. Обходим эти места посуху, таща лодку на себе. Берега пока твердые. Пару раз видели водяных змей. Габариты, почти как у удавов. В научной литературе их не считают опасными. Но в воду мы стараемся не лезть, кто их знает этих змей.

Вот впереди показался большой просвет, и мы подплываем к озерцу, из которого вытекает речка. Из воды торчит всякая растительность, порой нам незнакомая, есть и большие поля чистой воды. За озерцом чернеет лес, а за ним должна быть возвышенность с заброшенным золотоносным рудником. Мы у цели.

Обсуждаем плыть ли дальше по озерцу. Не болото ли это, покрытое слегка водой, не зря из воды и болотные растения торчат. Наверное, здесь из-под земли бьют ключи, от них и образовалась река. Застрянем где-нибудь посередине, лодка сядет на брюхо на торфяник и что? Достанем ли шестами дно, чтобы оттолкнуться? А, если нет. Так и будем торчать посередке болота, ни вплавь, ни пешком оттуда не выбраться. Помощи ждать неоткуда, случайных прохожих тут не бывает, все — кранты.

До сумерек остается часа четыре. Решаем не рисковать и озерцо обойти стороной. Какой? Наверное, правой, — на правом берегу загадочного водоема деревья повыше, чем на левом. Значит, теоретически, почва должна быть тверже. Хотя на карте здесь отражено только болото, никаких лесов. Ну, выросли за пятнадцать лет.

Вытаскиваем лодку на берег, здесь ее никто не тронет, не тащить же за собой, грузов и так хватает. Вырубаем шесты, или слеги, по терминологии старого полешука, обвязываемся и соединяемся прочной альпинистской веревкой. На плечи рюкзаки, поверх их, у Старика — скатка с палаткой и сложенный металлоискатель, у меня — скатка со спальными мешками. Решаем, кто пойдет первым. Первопроходцем будет Старик. Логика решения такова, — если проходит более тяжелый Старик, то пройду и я. Он проваливается, я еще буду находиться на твердом грунте и могу помогать. Вперед. Передвигаться тяжело и неудобно, деревья, ямы, кочки, но почва пока твердая.

Метров через тридцать стала ощущаться зыбкость почвы под ногами. Вроде твердо, но она прогибается и такое ощущение, что колышется. Стараемся держаться деревьев, хотя растут здесь какие-то чахлые березки. Выполняем все советы деда-полешука, только по корням, слега наперевес.

И вот первый опыт. Старик, неожиданно, как говорится без размаха, ухает вниз выше пояса. Только ступил и раз…. Но никакой паники. Он скрестил слеги, рюкзак встопорщился за его спиной. Говорит, что под ногами твердо, хотя голос дрожит. Еще бы. Я сажусь на землю, обхватывая близлежащую березку ногами, сев, как бы верхом на ее корни, и начинаю тянуть веревку. Ох, тяжелая эта работа, из болота тащить…. Корнею Чуковскому, по-моему, принадлежат эти строчки, но вряд ли он испытал это на собственном опыте. Тащить действительно тяжело. Я кричу Старику, чтобы он особо не трепыхался (мало ли рядом какие глубины), постарался лечь на живот и ползти по-пластунски, помогая себе слегами. Картина, в общем-то уморительная получилась бы, если заснять ее на видео и послать на телевизионную передачу, не помню ее названия. Но нам не смешно.

Вот мы рядом. Молчим. Тяжело дышим. На нас костюмы химзащиты Л-5, еще советской армии, но они легкие и водонепроницаемые. Рюкзаки и скатки тоже закатаны полиэтиленом. Поэтому дополнительная тяжесть от намокшей одежды и поклажи нам не страшна. Передохнули. Но идти надо. Не хватало заночевать на болоте. Решаем взять еще правее. Там, правда, между редких деревьев чернеют ямы с водой. Но наш полесский инструктор утверждал, что такие места более безопасны, нужно только прощупывать, как следует дно ям.

Что мы и делаем, и иногда идем по дну ям, если оно не протыкается нашими шестами, мы специально заострили один конец. Тем не менее несколько раз проваливаемся, то он, то я. Но все обходится благополучно. Хотя иной раз мелькает мысль, какой черт нас понес…. Но лучше не поминать в таких случаях черта. Болото кажется бесконечным. Несколько раз отдыхаем. Под защитным костюмом все мокрое от пота, аж хлюпает. Сбросили килограммов по пять.

Наконец- то ямы попадаются все реже. Впереди лес. Настоящий. Растут громадные дубы и грабы. Вот она твердь. Болото заканчивается, впереди небольшая лужайка и дубрава. Или роща. И тут я теряю бдительность. Перестаю от радости соблюдать технику безопасности, отбрасываю слеги и быстро иду по лужайке к лесу. На втором же шагу нога ухает в пустоту, и я с головой погружаюсь в воду. Вода густеет вниз с каждым сантиметром, образуя тягучую трясину, и я тяжело груженный пробиваю сразу несколько слоев и застреваю…. Испугаться, по-настоящему, я даже не успел. Начал энергично махать руками, чтобы всплыть, и трясина начала меня понемногу отпускать. В этот момент натянулась веревка, привязанная к поясу, и меня мощно рвануло кверху. Могучий Старик выдернул меня, как пробку. Правда, пока на поверхность. А затем, потихоньку, и на берег. Какое счастье, что он немного отстал. Слеги-то тоже отбросил.

Предательская лужайка, оказавшаяся зыбучей трясиной, окружала, по-видимому, весь островок, на котором находились дубрава и рудник. В нашем месте ее ширина была около двенадцати метров. Более узких мест мы не нашли. Но как преодолеть эту коварнейшую полоску болота?

Идея! Надо построить мост. Какой мост? Старик смотрит на меня с подозрением, не тронулся ли я слегка умом, побывав на дне болота. Не тронулся. Рубим березки, связываем их нейлоновым шнуром в виде решеток, решетки стелем на поверхность лужайки. И ползем по решеткам к берегу, к лесу — такова суть моей идеи. Обсуждаем, детализируем, действуем. Уже начинает смеркаться.

Мы сделали четыре прямоугольных решетки, метра по три длиной. Посредине для улучшения плавучести протянули даже куски целлофана, который у нас всегда был. Целлофан и тонкие прочные шнуры, вообще всегда необходимы при длительных экспедициях. Они помогают решать массу задач.

Но я отвлекся. Первым полезу я. Если булькнет в трясину Старик, мне сложнее будет его вытянуть. Он гораздо тяжелее меня и физически сильнее, что немаловажно для тягловых усилий. Связываем две первых решетки вместе, становимся по сторонам, и каждый своим шестом равномерно подалкивает их по поверхности лужайки по направлению к другому берегу. Решетки легли на поверхность трясины, верхний травянистый слой вроде не поврежден, вода нигде не проступила. Ну, с богом!

Ползу, осторожно, по-пластунски, коленям и локтям больно. Страшновато. Еще бы, решетки подо мной покачиваются, и мне видно, как колышется поверхность вероломной лужайки. И вот я на середине лужайки, решетка закончилась. Машу рукой Старику, тот бросает мне конец веревки, привязанной к третьей решетке. Подтягиваю ее к себе, проталкиваю вперед и привязываю к двум первым. Ползу дальше, вот он берег, кажется, прыгни, и ты там. Ага, прыгни. Насмотрелись. Машу рукой, получаю конец очередной веревки с последней решеткой и проделываю операцию, аналогичную предыдущей.

Все, я на берегу. Как приятна твердыня земли. Однако операция продолжается. Сначала я перетаскиваю по «мосту», поочередно, наши рюкзаки и грузы, также с помощью веревки. Наступает очередь Старика. Волнующий момент. Но мост держит. И я жму руку партнера, как говорится, в тени дубов и грабов.

Я специально столь подробно описал наш «болотный» опыт, может, кому и пригодится. Потому что нет на Земле места коварнее, чем болота. А, идея решеточного моста пришла мне при одном воспоминании. Когда-то поставили великолепную пятисерийную эпопею о Великой Отечественной войне. И вот, в одной из серий, посвященных операции «Багратион» (освобождении Белоруссии), обсуждается план преодоления болот, кажется припятских. Предлагается смелый план, напрямую. Как? Ведь болота. Офицер демонстрирует, по-моему маршалу Рокоссовскому, так называемые «мокроступы», сделанные русским солдатом-умельцем. Это были, как раз, минирешетки, только одеваемые на ноги.

«Освобождение» — называется эта киноэпопея, поставленная замечательным режиссером Ю.Озеровым. Сейчас, к сожалению, таких фильмов не ставят. Неплохи «В августе сорок четвертого» и «Девятая рота», но это маленькие кусочки правды о войне. Нет в нашем кинематографе уже той монументальности, той любви к своему народу, того величия русского духа.

Прошло чуть более 50 лет после войны. Институт Гэллапа, — негосударственный американский институт общественного мнения, проводит в 1998 году опрос двух тысяч американцев по поводу Второй Мировой войны и степени участия государств в ней. Результаты ошеломляющи: 82 % опрошенных считают, что войну с гитлеровской Германией и освободили всю Европу только США с помощью Великобритании. 47 % подтверждают лишь факт участия в войне СССР в союзе со США. 23 % полагают, что СССР воевал на стороне Германии. Об участии СССР в войне с Японией знали 3,3 %, причем большинство считали, что СССР воевал в союзе с Японией. (Газета «Аргументы и факты», № 31, 1998).

Скоро Голливуд убедит наших потомков, что мы вообще там только «при сем присутствовали», ведь из 10 фильмов, выпускаемых сегодня на экраны телевизоров и кинотеатров, лишь один отечественный. Я не принимаю во внимание многочисленные, наспех состряпанные, жалкие и убогие телесериалы, содержание которых забывается через час. Это вообще не кино и, тем более, не киноискусство.

Приношу свои извинения за лирическое отступление. На эту тему говорить можно много и говорят много и горячо. И бесполезно. Словесами дела не делаются.

Уже сумерки. Мост оставляем на месте, течения нет, никуда он не денется. Ночевать будем в лесу. Искать вход в рудник нет ни сил, ни желания. Да, и ночевать мы там не будем. Мало ли что в том руднике, вплоть до рудничного газа.

Переодеваемся в спортивные костюмы. Разбиваем палатку под приземистым толстенным дубом, уже только своим видом, придающим ощущение безопасности. Ужинаем всухомятку, приняв для снятия перенесенного стресса, граммов по двести коньяка. Лениво строим предположения о месте расположения входа, лишь для того, чтобы поговорить перед сном.

— Слушай, а тебе не показалось, что за нами кто-то следит, когда мы преодолевали трясину? — внезапно меняет тему Старик. Я смеюсь в ответ, это он, чтобы мы спали вполуха, не теряя бдительности. Кто здесь может быть? Как обычно, я подвешиваю на замок-молнию, закрывающую вход маленькую серую коробочку и нажимаю на желтую кнопочку на ее корпусе. Это не оберег от злых сил и не амулет. Это приборчик, который заверещит электронной трелью, довольно звучной, если попытаются снаружи проникнуть в палатку, или от сильного сотрясения палатки. Сделано в Японии. Собрано в Таиланде. Засыпаем в спальных мешках.

Просыпаемся очень рано, бодрые. Ночь прошла спокойно. Кипятим на спиртовке воду для бодрящего напитка. Я пью только чай, Старик — только кофе. Завтракаем. Снаружи — красота. Солнце только еще зацепило своими лучами верхушки могучих деревьев. От болота тянет сыростью. Над полоской трясинной лужайки стелется низкий слой сизоватого тумана. «Лепота…»,  — сказал бы Юрий Яковлев голосом царя Ивана Васильевича Грозного из известного фильма.

Берем металлодетектор, фонари и прочее привычное снаряжение и отправляемся на поиски рудника. Судя по карте, он должен быть буквально в ста метрах. Дубрава заканчивается, и перед нами открывается панорама — две сплюснутые кольцевидные моренные гряды соединенные высоким холмом, поросшим кустарником. На вид их протяженность около двух километров. По выходе из леса нас ждет трава и гигантские папоротники, высотой в человеческий рост, буйные заросли хвощей, плющи, незнакомые травянистые растения, некоторые цветут. Но цветки совсем нам незнакомые. На язык так и просится — Затерянный мир.

Вначале опасаемся наличия болота в траве, прощупываем. Нет, почва пружинит, но это мох, тоже необычный, высокий, густой, темно-зеленого цвета. Преодолеваем полосу растительности и упираемся в лысоватую каменистую возвышенность, кое-где прикрытую кустарником, пятнами травы и мха. Высота ее около семи-восьми метров. Или внутри ее, или под ней должен находиться заброшенный рудник. Решаем идти по правой стороне. Всю экспедицию, за исключением поворота с Припяти на безымянную речку, мы принимаем направо, и пока нам везет. Не будем отказываться от доброй традиции.

Идем вдоль гряды. Никаких намеков на вход. А ведь должен быть еще даже въезд, поскольку из рудника должны вывозить пустую породу. И пирамид или холмов пустой породы тоже не видно. Странно. Может они с другой стороны кольцевидных гряд? Попадается крупная нора вглубь склона возвышенности. Диаметром с метр. Светим фонариком. Стенки из беловатой каменной породы типа известняка. Луч фонаря упирается в стену, нора вроде делает поворот. Берлога какой-нибудь зверюги? А если медведя? Правда, про обитание медведей в этой части Полесья в источниках не говорилось, поэтому оружие с собой мы не взяли. Лишний груз при нашей компактности. Если бы с нами был джип, тогда хоть пулемет можно везти. А, так, на своем горбу…. Лишняя банка консервов и то создает проблемы.

В нору, конечно, не лезем. Что там делать? Нарвешься, на какую зверушку, даже лиса или барсук могут, с отчаяния тяпнуть так, что мало не покажется. А лезть придется почти ползком или на четвереньках, и возможный укус будет в область лица.

За полдня мы обошли и осмотрели обе гряды, вернувшись к исходному месту. Все было окружено лесом, а затем болотом. Никаких намеков на вход или въезд. Тем не менее, рудник здесь был. Доказательством этому служили остатки дороги, сложенные, вероятно из отработанной породы. Она вела от срединного холма, соединяющего кольца моренных гряд в сторону деревни Симоничская рудня, противоположной той, откуда мы прибыли. Дорога несколько метров виднелась на поверхности травяного болота, такого же, какое мы форсировали, только протяженностью свыше двухсот метров, а затем исчезала в его пучине. Видимо со временем опустилась в трясину.

Холм мы исследовали самым тщательнейшим образом. От него вели даже два валика породы шириной метра полтора. Наш следопытский опыт навел на предположение, что породу возили на строительство дороги в тачках. Тачки нагружаются доверху и по пути с них падают по бокам отдельные куски, из которых со временем образовались эти валики. Логично, да? Но входа-въезда не было. Мы прозванивали холм — прибор молчал. Простукивали. Истыкали его бока длинным стальным щупом. Вырыли даже лопатой шурф вглубь холма в месте предполагаемого входа, и в этот шурф совали щуп. Замечательного японского прибора для определения пустот у нас с собой не было, для пеших путешественников он тяжел и громоздок. Да, мы и предположить не могли, что он может понадобиться. Рудник, он и есть рудник, какие в нем могут быть пустоты, во всяком случае, по той литературе, которая была изучена перед походом.

Зато нор или лазов нам попалось по пути около десятка, в основном еще меньшего диаметра. И вот мы у самой первой обнаруженной нами норы. Обсуждаем. Соваться туда никакого желания. Вот, если бы собаку…. Ага, нам еще собаку с собой по болотам таскать. Пойдем, пообедаем, за обедом помыслим. Поворачиваем назад к палатке. Старик идет впереди, что-то бубня себе под нос.

И вдруг я чувствую затылком чужой взгляд. Резко оборачиваюсь, внимательно всматриваюсь — никого. Второй раз за день такое. Первый раз было, когда мы осматривали дорогу, уходящую в болото.

Знаете, у человека есть какое-то заднее зрение, видимо доставшееся ему от предков, от зверей, когда главная опасность могла быть с беззащитной спины. Таких свидетельств, в том числе, научно обоснованных, масса. Не ощущали такого? Стоите в очереди, например, и вдруг чувствуете на себе чье-то внимание. Оборачиваетесь, точно. Какой-нибудь незнакомец или незнакомка пялится тебе в спину или в затылок. Или в толпе — то же самое. Ну, не Старик же мне внушил вчера перед сном про слежку? Гипнотизер из него никакой. 

Залезаем в палатку, вытаскиваем рюкзаки, и на свежем воздухе под дубом делаем себе нехитрый обед. Старик режет ножом на пластмассовую тарелку огурцы и помидоры, потом долго копается в своем рюкзаке. Я открываю консервы, режу «докторскую» колбасу. Где же может быть вход, может, он обрушился? Или специально завалили партизаны? Зачем тут партизаны, здесь и немцев то не было. Даже помню, была территория в Полесье, на которой всю войну официально существовала советская власть. Кажется, называлась Рудобельская республика. Рудобельская? От слова белая руда. И здесь белая порода.

— Послушай, что-то не найду соль, может она у тебя? — прерывает мои измышления голос Старика.

Нет, соль я не брал. На всякий случай смотрю в рюкзаке, соли нет. Старик полез в палатку, может, там, где завалилась. Соль у нас хранится в квадратной прозрачной пластмассовой банке, емкостью в пол-литра с завинчивающейся крышкой.

Обед готов, осталось посолить овощи. Поэтому подключаюсь к поискам, полностью вытряхиваю содержимое рюкзака. Соли нигде нет. Выясняется попутно, что исчезли газеты, которые мы везли из Минска, чтобы почитывать перед сном. И вчера вечером листали. Десятка полтора разных газет бесследно пропали. Мы всегда брали газеты в экспедиции. Не занимают много места, источник информации, и заворачивать, некоторые боящиеся повреждений предметы, удобно.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Среда, 09.01.2019, 18:26 | Сообщение # 25
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Что за чертовщина? Делаем полную ревизию своего имущества. В моем рюкзаке не достает металлической банки, в которой хранились пакетики чая. Старик не находит в одном из карманчиков швейцарский многофункциональный ножик. Знаете, такой, кроме лезвий, там есть еще полтора десятка разных приспособлений — отвертка, пилочка, шило, буравчик и прочие.

Садимся на землю и молча смотрим друг на друга. Разумных объяснений нет. Вор забрал бы вещи поценнее, их у нас полно. И деньги лежали в карманчиках рюкзаков. Не такие уж малые, скажем, для местных жителей. Кто, кроме местного жителя, мог быть вором. Но здесь полнейшее безлюдье. Не рассказываю Старику о своем ощущении чужого взгляда, чтобы не получить в ответ насмешливого: «И, ты, Брут!». Воровать то, что у нас пропало, просто, бессмысленно. Проще кинуть на плечи оба рюкзака, — и будьте здоровы.

Сходимся на том, что просто «перегрелись», «перегорели». Постоянные стрессовые ситуации, связанные с этими чертовыми болотами, повлияли на восприятие и память. Возможно, мы забыли некоторые предметы дома, или оставили в джипе в Петрикове, или в лодке, там у нас тоже кое-что осталось. Иные объяснения абсурдны. И в то же время, я чувствую, что мы просто успокаиваем друг друга, что мы оба ощущаем, что творится нечто необъяснимое.

Этой ночью мы посменно дежурим, но все тихо. Утро вновь прекрасное, достойное любых поэтических сравнений и эпитетов. Вчерашние смутные страхи и непостижимости ушли в прошлое. Действительно, пропавшее мы где-то оставили в предыдущем пути.

Завтракаем, вместо чая пью слабенький кофе. Не люблю крепкий. Чуть не отравился кофе, когда пил по ночам, готовясь к сдаче экзаменов в университете. С тех пор, как пел Высоцкий: «Нет, ребята-демократы, только — чай». Кофе практически не употребляю.

Решаем все-таки попробовать залезть в нору, может она приведет в рудник. Я, конечно, большого восторга не испытываю. Лезть придется первому мне, как более компактному. Старику, с его комплекцией в норе будет трудно развернуться, если что….

Подходим к первой найденной норе, она, пожалуй, самая просторная. В левую руку беру фонарь, в правую — большой охотничий нож. За щиколотку правой ноги привязываю нейлоновую веревку. Договариваемся, если начинаю дергать ногой, Старик изо всех сил тащит меня назад. На всякий случай хором орем в черный зев лаза, светим фонарями, швыряем камни — может, кто выскочит, испугавшись. Ждем пару минут, тихо.

Лезу в лаз, сердце, конечно, стучит. Свечу фонарем, передвигаюсь на коленях, специально обмотанных бинтами, чтобы руки были свободны. Все чувства обострились, особенно слух и обоняние. Вероятно, эти ощущения присущи зверю в момент опасности. Метра через четыре поворот налево, еще три метра и лаз заканчивается. Впереди большое темное пространство. Осторожно подползаю к краю свечу фонарем по сторонам, вверх, вниз. Это большая квадратной формы пещера. До пола вниз — метра полтора. Аккуратно отвязываю веревку с ноги, чтобы Старик ненароком от моего крика, не начал тащить назад, с присущей ему мощью, складываю руки рупором и громко зову его к себе.

Похоже, понял, поскольку по боковой стенке ответвления норы заметался луч фонаря, и послышалось сопение и шорохи ползущего Старика. И вот он рядом. Держась за его руку, спускаюсь вниз, и, в свою очередь, помогаю спуститься ему. Включаем дневной свет в обоих фонарях. Пещера неправильной формы, длиной свыше двадцати метров и в ширину метра четыре. Скорее — это штольня, вырубленная в породе. В обоих концах прорублены проходы, высотой под два метра и такой же ширины. Еще один проход, поменьше, виднеется на боковой стороне. Без сомнения, мы — в руднике.

Начинаем прозванивать прибором. Кое-где он издает дребезжащие звуки, указывая, по-видимому, на наличие в породе вкраплений металла. О технологии добычи металла из породы мы ничего не знали. Как и в Забайкалье, мы собирались поискать самородки в уже отработанной породе. А также в возможных тайниках на территории рудника. Поэтому мы исследуем детектором все — стены, полы, потолки. Нигде и ничего, за исключением упомянутого дребезжанья.

Идем по проходу, традиционно выбирая, правый, который тоже через несколько метров заканчивается штольней. Примерно та же картина, только штольня более узкая. Прибор по-прежнему хрипловато дребезжит в некоторых местах. Следующий проход. Снова штольня. Все то же самое. Проход — штольня. Поворот налево. Проход — штольня. Проход — поворот налево. Снова большая пещера с тремя ходами в разные стороны. И всюду относительно чисто. На полу валяются кое-где кусочки породы, и лежит слой пыли.

Спохватываемся, надо же зарисовывать путь, иначе заплутаем в этих лабиринтах. По памяти чертим схему пройденных этапов. Такое ощущение, что постепенно спускаемся вниз, в глубину рудника, хотя уклон почти не заметен. Пробуем проверить опытным путем. Я сдуваю пыль с кусочка относительно ровной поверхности пола и лью на это место воду. Тонкий ручеек тотчас устремляется вперед, по пути нашего движения. Точно, спускаемся.

Вновь выбираем правый проход. Он длиннее других. Вдруг Старик, он идет первым, резко останавливается, прижимает палец к губам и выключает фонарь. Я тоже выключаю.

Показалось, что вдали мелькнул отблеск света. Не фонарного луча, а именно неровный прерывистый отблеск, как от факела. И шаги, равномерные такие, как вода капает из крана — топ-топ.

Попробуем догнать? — шепотом предлагает Старик, — по-моему, впереди кто-то есть.

Соглашаюсь. В конце концов, надо прояснить ситуацию. Нас двое, мужики мы не хилые и по охотничьему ножу имеем.

Зажигаем фонари и быстрым шагом, типа спортивной ходьбы движемся вперед. Бежать здесь тяжело, да и неразумно. Вновь широкий тоннель. Старик замирает. То же делаю и я. Явственно пахнет дымом. В тоннеле два хода — налево и прямо. Светим на пол. В пыли четко видны большие следы. Похоже сапоги, — отпечатки гладких подошв и каблука. Другая обувь имеет обычно рифленую подошву. Следы ведут в левый проход. Никуда он от нас не денется, найдем по следам, где-нибудь, да закончатся эти переходы, пещеры, тоннели и штольни.

Идем по следам. Я свечу вниз, Старик — вперед. Проход — штольня, поворот — тоннель. Я присвистываю. Старик останавливается, вопросительно смотрит. Я показываю вниз, свечу фонарем на пол. К следам, по которым мы кого-то преследуем, присоединятся в этом месте еще цепочка следов, размером поменьше. Значит их уже тоже двое.

Ничего, они нас, наверняка видели и, поскольку от контакта уклоняются, значит, считают себя слабее. Нет, нужно познакомиться с таинственными незнакомцами и спросить, где наши газеты, соль и чай.

Продолжаем преследование и, в конце концов, попадаем в маленькую шарообразную пещерку, в которой проходов уже нет, а есть нора, примерно такого же размера, в которую мы входили первоначально. Прислушиваемся. Мертвая тишина. Затаились и ждут? Или оторвались от нас? Светим в нору — длинная и извилистая, свет на повороте упирается в стенку. Но, главное, она резко идет вниз, под углом не менее шестидесяти градусов.

Короткое совещание. Нет, лезть в нее неразумно, зная, что впереди может быть неожиданная засада. Мало ли какие неприятные сюрпризы там могут быть. В условиях тесного замкнутого пространства явное преимущество получает находящийся впереди и ждущий за поворотом, например. А ты вынужден придерживаться за стены руками, чтобы не заскользить вниз. Гасим фонари, я зажигаю полоску бумаги и подношу к норе. Язычок пламени и сама полоска отклоняются в сторону норы. Сквознячок. Значит, тупика там нет. Поэтому сидеть здесь и брать на измор неизвестного противника смысла нет.

Возвращаемся в свой лагерь. Хорошо, что есть следы, иначе точно заблудились бы. Здесь целый подземный город-лабиринт, созданный, возможно, за столетия, пока действовал рудник. И, скорее всего, многоуровневый. Но обследовать его необходимо, в нем не может не быть тайников, как и во всяком руднике. Мы никогда еще не возвращались без добычи.

А снаружи уже вечереет. Время пролетело незаметно. Ну да, мы же не просто бродили по лабиринтам и штольням, мы исследовали их детектором по всем параметрам. И ничего не нашли. Пожалуй, впервые попали в место, где нет никакого металла. Найти в отработанной породе тоже ничего не можем, за полным отсутствием оной. И вообще, золотой ли это рудник? Наш проводник-полешук говорил о меди.

В палатке ничего не тронуто. За ужином прокручиваем варианты возможного нашего поведения. И наших противников. Впрочем, почему противников? Пока они не сделали нам ничего плохого. Пропавшие мелочи не в счет. А могли? Безусловно, могли. Возможностей, при желании, было достаточно — украсть наши рюкзаки, повредить оборудование, поджечь палатку и, наконец, покуситься на наше здоровье, а то и жизнь. В первый день и ночь мы были абсолютно беспечны.

Приходим к выводу — нам ничего не грозит, надо продолжить работу. Ночью поочередно дежурили, все было спокойно.

Утром решаем пойти в первой пещере налево. Но нас ждет сюрприз. Стрелы, вычерченные углем на полу и на потолке, недвусмысленно приглашают нас в средний, самый маленький и узкий проход. Посовещавшись, не видим в том ничего плохого. Принимаем условия наших неизвестных, не знаю, как их и назвать, может соискателей?

Протискиваемся в предлагаемый проход и продвигаемся вперед с соблюдением всех мер предосторожностей. Через десяток метров мы попадаем в широкую штольню, из которой, в свою очередь влево и вправо ответвляются два узких высоких тоннеля. Черная стрела зовет нас в левый тоннель. Следуем туда. Пещера — проход — очень низкая штольня — вновь проход. Все время прямо, ответвлений в сторону нет. Тем не менее, стрелы на полу и стенах указывают направление по прямой, будто мы можем куда-то отклониться.

Очередная пещера впервые демонстрирует разнообразие — у стен из породы вырублены длинные скамьи, на полу в центре зола и потухшие черные угли. Дымом не пахнет. Водим металлодетектором по полу, стенам и потолку. Полное молчание. Стрелки приглашают вперед. Узкий проход и вот оно. Свет фонаря сразу же упирается в человеческий скелет. Он сидит, если это выражение применимо к скелету, на полу у стены. Череп, темнея пустыми глазницами, лежит возле костей ног, которые вытянуты вперед. Кости рук опущены по бокам черепа.

Мы напрягаемся, но ничего не происходит. Стоит мертвая тишина. Нам обоим не по себе. Осматриваемся. Дальше хода нет. Это тупик. Помещение имеет форму квадрата, примерно четыре на четыре метра. Включаем дневной свет фонарей. На правой стене пещерная живопись, этакое граффити, сотворенное черным углем. Два горбатых человечка, один побольше, другой поменьше, гуськом бредут к горе. Первый упирает в землю длинную палку. Картина обведена рамкой и крест-накрест перечеркнута жирными размашистыми линиями. Под картиной углем же изображен громадный вопросительный знак. Действительно, что бы это значило?

Молча рассматриваем загадочный образец грубого наскального искусства. Проходит несколько минут. Да, это же мы изображены неизвестным художником! Первый — это Старик с металлоискателем, за ним я, идем к горе, то есть к руднику. А горбы — это наши рюкзаки. Не особый мастер живописи, этот художник, но зато очень выразительно. Но картина с нами перечеркнута. Это может означать лишь одно — мы приговорены и нас ждет участь сидящего у стены скелета. В подтверждение этому слышится раскатистый грохот.

Мы замурованы! Таинственные незнакомцы устроили обвал, и мы погребены заживо. Бросаемся назад. Здесь же много ответвлений, не могли же завалить все. И нор, ведущих в рудник, хватает. Слышится еще грохот. Мы бежим. Пока на пути никаких завалов. Вот и наша нора. Протискиваемся, лезем, и мы на свободе….

Снаружи грохочет гроза и хлещет дождь. Раскаты грома мы приняли за грохот обвала. С нас льет пот. Мы молча сидим у входа в нору, тупо уставившись в землю. Поднимаемся, плетемся в палатку. Пережитое отняло все силы.

В палатке полный порядок. Не сразу замечаю, что на моем рюкзаке стоит моя банка с чаем. Машинально беру в руку. Тяжелая. Открываю. Чая нет, но на дне банки лежат два прямоугольных, каждый величиной со спичечный коробок, темно-желтых слитка. Вынимаю и показываю Старику — это золото. И нас сразу прорывает. Шок от происшедших событий мгновенно проходит, и мы начинаем бурно, перебивая друг друга, обсуждать нюансы прошлых недавних часов. Картина, нарисованная углем на стене, и скелет на полу пещеры, означают предъявление нам «черной метки». Предупреждение, что мы здесь нежеланные гости, «персона нон грата», а потому — убирайтесь подобру-поздорову. Жирный знак вопроса на стене значит, предложение помыслить и сделать выбор — свобода или смерть.

А золото дано в награду за сделанный выбор. Незнакомцы, как бы, заранее уверены в нашем благоразумии и в том, что мы покинем чужую территорию.

Нам, собственно, ничего другого и не остается. Кроме сплошных опасностей и пережитых страхов, экспедиция ничего не принесла. Продолжать испытывать судьбу? Нет уж, хватит. И под стук дождя принимается решение о немедленной ретираде. По окончании грозы, разумеется. А грозы, они кратковременное явление. Единственное опасение, чтобы в результате дождя не разлилось болото и не унесло наш решетчатый мост.

Дождь действительно скоро заканчивается. Мы уже собраны, сворачиваем палатку. Она сделана из непромокаемой и водоотталкивающей ткани и поэтому практически суха. Все продукты мы оставляем под дубом в ответ на золотые подарки. Старик неожиданно расчехляет прибор и говорит, что у него ощущение — под этим древним дубом что-то зарыто. Внутренний голос ему вещует. Ну-ну. Он бродит вокруг дуба с детектором. Я наблюдаю, понимаю, что ему не хочется возвращаться без всякой добычи. Это небывалый в нашей практике случай. Мне тоже не хочется, но что поделать. Возможно, заброшенный рудник скрывает в себе тайны и сокровища, но жизнь — дороже.

Старик бродит под другим дубом, под третьим. Вдруг чистая трель детектора. Нашел таки. Я иду к нему, расчехляя лопатку. Но она не понадобилась. Он выуживает из густой травы обыкновенный гаечный ключ. Современный, cделанный из нержавеющей стали. Как он сюда попал? Да, какая разница. Нужно поспешать, время близится к полудню. Старик с досадой отшвыривает находку в сторону. Все, пошли.

К счастью, болото не разлилось, и наш решетчатый мост цел. Цела и лодка. Обратный путь мы проходим, как говорится, по накатанной колее, вооруженные опытом. Поэтому путь проходим быстро. Вот знакомая деревня. Петриков. И вот мы уже катим в джипе домой. По дороге обсуждаем, кем могли быть, так и не увиденные нами, таинственные незнакомцы?

Старик даже предполагает, что это солдаты или партизаны, оставшиеся еще с войны и не знающие, что она давно закончилась. Ведь были случаи, когда через десятки лет из филлипинских джунглей выходили японские солдаты, не подозревавшие, что война окончена, и Япония уже давно оправилась от ран и стала ведущей во многих отношениях державой. Один, кажется, вышел из джунглей через пятьдесят лет, глубоким стариком. Но в отношении наших незнакомцев, это, конечно, шутка. Никакие они не солдаты прошедшей давно войны и не партизаны. Но кто?

Следы, один из немногочисленных материальных и визуальных признаков их присутствия, говорят об одном взрослом мужчине, спутником которого была женщина или подросток. Подаренные нам слитки (не самородки) указывали на золотоносность рудника. И на самодельность слитков. Возможно, неизвестные тайно добывали и выплавляли золото. Естественно, они были против присутствия на руднике посторонних. Это единственная реальная версия. Вариант о беглых преступниках, скрывающихся в затерянном месте, тоже не подходит. Они бы не вели себя столь джентельменски. Не церемонились бы ни с нашим имуществом, ни с нашими жизнями.

Эта экспедиция вошла в нашу историю своей опасностью, безрезультатностью и неразрешенными тайнами и загадками заброшенного золотого рудника и его странных обитателей.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
Skorpion61Дата: Среда, 09.01.2019, 19:33 | Сообщение # 26
АДМИНИСТРАТОР
Группа: Администраторы
Сообщений: 6006
Награды: 72
Статус: Оффлайн
Silver, АЛЕКСЕЙ Вы просто молодчина, здорово написано)))), спасибо большое, прочитал с удовольствием exclaim !!!

 
SilverДата: Четверг, 10.01.2019, 11:29 | Сообщение # 27
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Глава двенадцатая

Тени подземелий Мезерицкого укрепрайона

Бывают очень странные совпадения. Когда изучаешь какую-то конкретную тему и вдруг нежданно-негаданно по ней со стороны сваливается обилие информации. Вообще, в мире, время от времени, случаются различные невероятные совпадения, которые трудно даже осмыслить. С Вами этого не бывало?

Послушайте об одной давней загадочной истории.

…24 августа 1883 года очень известный американский корреспондент одной из самых популярнейших газет США «Чикаго трибюн» Уилбур Даркснер вынужден был заночевать в редакции, в своем кабинете. Утром он должен был сдать в набор статью о вреде строительства в городах небоскребов, чем газета намеревалась защитить свой город от поднимающегося бума возведения гигантских зданий. К полуночи статья была готова. Даркснер же решил остаться ночевать в редакции, поскольку транспортная жизнь в громадном городе уже замерла.

Ему приснился необычайнейший и ужасный, но очень красочный и впечатляющий сон. В далеких океанских просторах взорвался вулкан. Взрывом был уничтожен остров Кракатау, на котором он находился. Гигантская морская волна смыла несколько близлежащих морских островов и, достигнув побережья огромных и густонаселенных островов Суматры и Явы, обрушилась на цветущие прибрежные города. Земля полностью покрылась зловонной черно-серой грязью, в которой просматривались обломки зданий и судов. Трупы людей и животных устилали все побережье на много миль вглубь. Всю Землю заволокло серым пеплом, черным дымом и густой пылью. Наступил полумрак. Солнце имело необычный синий цвет, закаты ярко-пурпурными, а луна приобрела зеленый оттенок.

Сон был настолько реален и ярок, что ушлый журналист, проснувшись, сразу же записал его, отпечатав на пишущей машинке. Он использовал различные красочные сюжеты, где-либо услышанные или подсмотренные, при подготовке своих статей, пользующихся у читателей повышенным спросом. Сунув напечатанное в какую-то папку на своем столе, Даркснер благополучно отбыл домой досыпать и вообще денек отдохнуть от напряженной работы.

На беду текст попал в папку с надписью «Срочно в номер», всегда лежавшую на письменном столе журналиста, из которой редактора забирали материалы для печати и в его отсутствие. Пробежав глазами статьи о вреде небоскребов и сенсационного взрыва (все географические названия были реальными), редактор, конечно же, выбрал вторую и немедленно подписал ее в номер, сразу утроив тираж газеты.

Газета была раскуплена мгновенно. Многие американские газеты, сделав ссылку на «Чикаго трибюн» перепечатали сенсационную статью матерого журналистского волка.

Каков же был скандал, когда выяснилось, что никакой вулкан, ни Кракатау и ни иной другой не взрывался. Возмущенными толпами в трехэтажном здании редакции «Чикаго трибюн» были выбиты все стекла. Редактор, мгновенно уволив Даркснера, вынужден был скрываться и с ужасом ожидал судебных исков со многими нулями, в возмещение причиненного морального ущерба. Газета два дня не выходила вообще.

И какова же была настоящая и невиданная сенсация, когда через два дня вулкан Кракатау, действительно, рванул. Да, рванул так, что затмил своими страшными и ужасающими подробностями даже газетный вымысел, порожденный сном незадачливого журналиста.

Цунами, порожденное гигантским взрывом, у берегов Явы и Суматры достигло тридцати пяти метров. Звук взрыва оказался самым громким за все существование планеты Земля, а жуткий грохот последовавшего извержения был слышен даже на острове Мадагаскар, расположенном почти в пяти тысячах километров от Кракатау. Все побережье Зондского пролива было снесено и разрушено. Энергия взрыва была эквивалентна энергии 100 000 атомных бомб, сброшенной на Хиросиму. По различным данным погибло от сорока до трехсот тысяч человек….

Газета «Чикаго трибюн» несколько месяцев выходила удвоенным тиражом, а восстановленному в правах журналисту присвоили несколько американских премий и титулов, в числе которых были «Человек года» и «Мистер Удача»….

Конечно, мой случай несравним с приведенным выше и все же… Находясь в отпуске лежу в саду, покачиваясь в гамаке и читаю книгу. Книга называется «Разведка боем. Записки полкового разведчика», автор А.М.Соболев. Интерес к этой книге не случаен. В ней описываются боевые действия разведгрупп 1 гвардейской танковой армии генерала Катукова.

Именно в этой армии, в дивизионной разведке 44 гвардейской танковой дивизии служил мой дед. Его воинское звание сержант. В Польше, при штурме фортификационных сооружений Мезерицкого укрепрайона крупнокалиберной пулей из немецкого пулемета ему оторвало большую часть коленной чашечки. После чего он был комиссован из армии и вернулся домой на Смоленщину.

Воевать он начал в сентябре 1941 под Вязьмой. Закончил… Вот я и пытаюсь установить, когда он закончил и за что получил орден Красной Звезды. В детстве его рассказы я слушал, к сожалению, вполуха. Как «языка» брали — да, интересно, а остальное…. Сейчас я пытаюсь восполнить эти пробелы, читаю различную мемуарную литературу. Вдруг где-нибудь и мелькнет его фамилия….

Звонит мобильный телефон. Смотрю на номер — это звонит Старик.

— Ты где? — спрашивает он. Судя по голосу, Старик в крайнем возбуждении.

— На даче.

— Давай, подъезжай ко мне, — почти кричит Старик, — мне тут такое попалось!

Пока я соображаю, как бы отвертеться от поездки — жара, ехать в город не очень хочется, он будто читает мои мысли….

— Или нет, — говорит он, — я сейчас сам подъеду — так будет быстрее.

— Ну, давай, — говорю. А сам думаю, — что еще за срочность? Похоже, пришел конец беззаботному лежанию в тени яблони и сейчас придется отправляться на какие-нибудь раскопки….

Подъежает его джип. Старик выходит из машины. В руках у него зеленая полупрозрачная папочка с какими-то бумагами.

Садимся на скамеечку в тени винограда. Ему просто не терпится поделиться со мной чем-то важным. Без всякого предисловия, он отщелкивает кнопочку на папке осторожно достает оттуда потрепанный лист бумаги и бережно кладет его на скамейку. Я протягиваю за ним руку.

— Э-э-эй, — кричит он, — осторожно только.

Я беру бумагу с величайшей аккуратностью. Это бланк заполненный немецким готическим шрифтом. Истертый на сгибах, кое-где, до дыр.

В левом верхнем углу бланка жирным шрифтом отпечатаны две больших эсэсовских молнии. В верхнем правом — черный немецкий орел с зажатой в когтях свастикой. Остальное, кроме некоторых цифр мне непонятно.

— Я уже забыл, когда читал Гете в подлиннике, — пытаюсь пошутить я.

Но Старик серьезен. Он осторожно отбирает у меня бумагу и кладет ее на краешек скамейки.

— Вот перевод, — коротко говорит он и достает из папки другую бумагу.

________________________________________________________________

Канцелярия ГАУ Восточная Пруссия

Особо секретно (3 экз).

Экз. № 2

12 .01.1945 г. Кенигсберг

ПРИКАЗ № 23/17-ос

1. Обербургомистру Кенигсберга доктору К.Вилю подготовить для эвакуации и сдать по описи ценности Московского зала Королевского замка командиру 3 танковой дивизии СС «Мертвая голова» Г.Беккеру.

2. Командиру 3 танковой дивизии СС «Мертвая голова» бригадефюреру СС, генерал-майору войск СС Г.Беккеру обеспечить вывоз ценностей морским путем в порт Данциг на крейсере «Эмден». Складировать указанные ценности, до особого распоряжения, в объект «Халльсдафф» укрепрайона «Мезериц». Обеспечить их охрану.

Хайль Гитлер!

Гауляйтер-Президент Восточной Пруссии

Рейхскомиссар Украины и Галиции

СС-Оберстгруппенфюрер и генерал-оберст

полиции Э. Кох

_____________________________

— Так, — говорю я медленно, — бумага, конечно, весьма интересная… Где взял?

— Хде узяу, хде узяу — купиу? — отвечает Старик фразой из какого-то белорусского анекдота. Видно, что его распирает довольство и гордость.

И это, действительно, так. Старик скупает различные старые бумаги, фотографии, удостоверения и прочие раритеты, связанные, в основном, с армией и карательными органами различных государств.

На мой вопрос: зачем это тебе? — Улыбается и говорит: мне не пригодится — сыновья подрастают. Им не понадобится — государству сдам — в музей… Это же живая история, без прикрас….

— Это приказ об эвакуации Янтарной комнаты, — говорит он гордо, не дожидаясь следующего моего вопроса.

Я смотрю на перевод еще раз и пожимаю плечами.

— Здесь нет упоминания о Янтарной комнате, — говорю я.

— Правильно, — Старик невозмутим, — но здесь говорится о ценностях Московского зала из Королевского замка Кенигсберга.

— И, что?

— А то, что янтарная комната хранилась в Московском зале замка. Вместе с сокровищами, вывезенными немцами из Свято-Успенского монастыря Киевско-Печерской лавры и другими ценностями, награбленными в музеях СССР. Московский зал является самым большим помещением замка, его длина 83 метра. А Московским он назван потому, что там прусские короли принимали Петра I, любившего простор….

— Подожди… Подожди… Но ведь писали, что Янтарную комнату вывозили на лайнере «Вильгельм Густлоф»….

— …Пущенным на дно, вместе с шестью тысячами немецких подводников, советской подводной лодкой С-13, - продолжил Старик, — под командованием Александра Маринеско. Это было предположение, не основанное на документах. А это подлинный документ….

И он любовно касается рукой ветхого бланка.

— Ну, допустим, — спокойно говорю я, — это настоящий след Янтарной комнаты… И ты поедешь в Германию искать какой-то мифический объект…, - я смотрю в переведенную бумагу, — «Халльсдафф»?

— В Польшу, — невозмутимо поправляет Старик, — и мы.

Он выделяет последнее слово.

— Что — мы? — переспрашиваю я.

— Мы поедем, — уточняет Старик, — в Польшу. Укрепрайон «Мезериц» находится теперь на ее территории.

— Если ты думаешь, что я буду тратить свой отпуск, — медленно тяну я, — то ты зря на это рассчитываешь. И ты знаешь мою позицию по Янтарной комнате. Все эти версии….

— Это совершенно новая, нигде ранее не встречавшаяся версия, — торопливо частит мой партнер, — и она солидно подкреплена… А ты, просто проветришься. Чем плохо побывать недельку в Польше. Все расходы я беру на себя. Мы поедем на моем джипе….

— Постой, постой… Мы еще никуда не едем… И, по-твоему — чем плохо побывать в польской тюрьме? На мой взгляд, она мало чем отличается от нашей….

— При чем тут тюрьма?

— Ну, да. Мы съездим, полюбуемся на Янтарную комнату и мирно возвратимся обратно… Без всякой добычи?

— Да, — твердо говорит Старик, — во всяком случае, Янтарная комната не будет нашей добычей. Мы возвратим ее истинным владельцам….

— И с каких это пор ты стал таким меценатом? — иронизирую я, — что-то в этом качестве я тебя не припомню.

— Зато мы впишем навечно в историю свои имена, — гордо говорит Старик, — это будет самое яркое событие начала этого столетия. Представляешь? Янтарная комната, которой посвящены тысячи книг, которую искали десятки государств и несчитанное количество любителей и профессионалов.

— Ну, ну, — шутливо подзадориваю я собеседника.

— Генрих Шлиман, откопавший Трою… Лорд Карнарвон и Говард Картер — гробница Тутанхамона… Артур Эванс — Кносский дворец… Рус Луилье — Паленке….

— А, если серьезно? — заканчиваю я нашу пикировку.

— А, если серьезно — то надо собираться и ехать. Другого такого шанса не представится.

— Ну, хоть день дашь на раздумье? — спрашиваю я.

— День на сборы дам… А, скорее, даже два… Нужно утрясти некоторые организационные и технические вопросы.

— Хорошо. Что требуется от меня?

— Пока ничего. Свяжусь с партнерами из Польши, а завтра обсудим детали.

— Заметано, — вздыхаю я.

Старик вглядывается в свою бесценную бумагу и не спешит ее убирать.

— Есть только один нюанс, — мнется он, — который меня несколько тревожит….

— Какой? — настораживаюсь я.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Четверг, 10.01.2019, 11:32 | Сообщение # 28
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
— Понимаешь, в этом документе машинисткой допущена одна подозрительная опечатка… А, немцы — они ведь такие педанты — опечаток быть не должно… К тому же, такие секретные бумаги печатали у них мужчины… Конечно, в такой суматохе….

— Покажи, где?

— Вот, — палец Старика тыкает в название должности Э. Коха, — смотри, напечатаны лишние буквы «s» и «t» — SS-Oberst gruppenfuerher und der General-oberst der Polizei. Надо обергруппенфюрер, а напечатано оберстгруппенфюрер. Может это и не столь….

— Все правильно, — прерываю я его, — было у немцев в их организации СС и такое звание для некоторых высших чинов рейха — оберстгруппенфюрер СС. В переводе — это генерал-полковник. И Эрих Кох имел это звание. Выше было только звание рейхсфюрера СС. Его носил только один человек — Генрих Гиммлер.

— Точно? — с облегчением вздыхает Старик, — ты уверен?

— На все сто. У меня есть энциклопедия по этой части.

— Ну, прям, камень с души свалился, думал уже лоханулся с этой покупкой… И есть здесь еще один нюансик….

— Многовато для такой маленькой бумажки, — усмехаюсь я.

— Понимаешь, кроме гауляйтера Восточной Пруссии, он подписывается еще и в качестве рейхскомиссара Украины и Галиции… А эти территории были освобождены нашими еще к осени сорок четвертого….

— Тут я не уверен, — задумываюсь я. — Но представь, на эти должности Коха назначил сам Гитлер, который до конца верил в свою победу. Снять Коха с должности рейхскомиссара, временно утраченных, как считал Гитлер, территорий — значит признать свое поражение. А это — нонсенс. Так думали и многие оголтелые нацисты, верящие до последнего момента в гений фюрера и чудо-оружие.

Некоторое время Старик размышляет, почесывая свою щеку.

— Пожалуй, ты прав, — говорит он раздумчиво, — назначение состоялось, а война еще продолжается.

— Конечно, я загляну, на всякий случай в энциклопедию, проверю, — добавляю я, — но в принципе есть почти стопроцентная уверенность, что все правильно.

— Смотри дальше, — произносит Старик и выкладывает из папки еще стопку листков бумаги с текстом.

Начинаю читать.

«Неразгаданные тайны второй Мировой. „Логово дождевого червя“.

По материалам: www.trackers.su

Предлагаем записки участника Великой Отечественной войны о загадочных подземных укреплениях, затерянных в лесах Северо — Западной Польши и обозначавшихся на картах вермахта как „Regenwurmlager“ — „Лагерь дождевого червя“. Этот бетонированный и сверхукрепленный подземный город остается и до наших дней одной из терра инкогнита XX века.

В начале 60–х годов мне, военному прокурору, довелось по срочному делу выехать из Вроцлава через Волув, Глогув, Зеленую Гуру и Мендзижеч в Кеньшицу. Этот затерянный в складках рельефа северо — западной Польши небольшой населенный пункт, казалось был вовсе забыт. Вокруг угрюмые, труднопроходимые лесные массивы, малые речки и озера, старые минные поля, надолбы, прозванные „зубами дракона“, и рвы зарастающих чертополохом прорванных нами укрепрайонов вермахта. Бетон, колючая проволока, замшелые развалины — все это остатки мощного оборонительного вала, когда — то имевшего целью „прикрыть“ фатерланд в случае, если война покатится вспять. У немцев Мендзижеч именовался Мезерицем. Укрепрайон, вбиравший и Кеньщицу — „Мезерицким“…. В Кеньщице мне доводилось бывать и ранее. Приезжему жизнь этой деревеньки почти не заметна: покой, тишина, воздух напоен ароматами ближнего леса. Здесь, на малоизвестном миру пятачке Европы, военные поговаривали о тайне лесного озера Кшива, расположенного где — то рядом, в окладе глухого хвойного бора. Но никаких подробностей. Скорее — слухи, домыслы… Помню, по старой, местами просевшей мощеной дороге едем на „Победе“ в расположение одной из бригад связи Северной группы войск. Пятибатальонная бригада располагалась в бывшем немецком военном городке, скрытым от любопытного глаза в зеленом бору. Когда — то именно это место и было обозначено на картах вермахта топонимом „Regenwurmlager“ — „Лагерь дождевого червя“. Водитель, ефрейтор Владимир Чернов, сверлит проселок глазами и одновременно прислушивается к работе карбюратора недавно возвращенной из капремонта легковушки. Слева песчаный откос, поросший ельником. Ели и сосны, кажется, везде одинаковые, но здесь они выглядят угрюмо. Вынужденная остановка. Угадываю вблизи обочины большую лещину. Оставляю ефрейтора у задранного капота и не спеша поднимаюсь по осыпному песку. Конец июля — пора сбора лесных орехов. Обходя куст, неожиданно натыкаюсь на старую могилу: почерневший деревянный католический крест, на котором висит эсэсовская каска, покрытая густой паутиной трещин; у основания креста — белая керамическая банка с засохшими полевыми цветами. В негустой траве угадываю оплывший бруствер окопа, почерневшие стреляные гильзы от немецкого станкового пулемета „MG“. Отсюда, вероятно, хорошо когда — то простреливалась эта дорога… Возвращаюсь к машине. Снизу Чернов машет мне руками, указывает на откос. Еще несколько шагов, и я вижу торчащие из песка укладки старых минометных мин. Их как будто растащило талыми водами, дождями, ветром: стабилизаторы затянуло песком, головки взрывателей торчат снаружи. Только задень… Опасное место в тихом лесу. Минут через десять пути показалась сложенная из огромных валунов стена бывшего лагеря. Метрах в ста от нее, возле дороги, похожий на бетонный дот, серый двухметровый купол какого — то инженерного сооружения. По другую сторону — развалины, очевидно, особняка. На стене, как бы отрезающей проезжую дорогу от военного городка, почти не видно следов от пуль и осколков. По рассказам местных жителей, затяжных боев здесь не было, немцы не выдержали натиска. Когда им стало ясно, что гарнизон (два полка, школа дивизии СС „Мертвая голова“ и части обеспечения) может попасть в окружение, он срочно эвакуировался. Трудно себе представить, как можно было за несколько часов почти целой дивизии ускользнуть из этой природной западни. И куда? Если единственная дорога, по которой мы едем, была уже перехвачена танками 44–й гвардейской танковой бригады Первой гвардейской танковой армии генерала М.Е.Катукова. Первым „таранил“ и нашел брешь в минных полях укрепрайона танковый батальон гвардии майора Алексея Карабанова, посмертно — Героя Советского Союза. Вот где — то здесь он и сгорел в своей израненной машине в последних числах января сорок пятого… Кеньшицкий гарнизон запомнился мне таким: за каменной стеной — линейки казарменных строений, плац, спортплощадки, столовая, чуть дальше — штаб, учебные классы, ангары для техники и средства связи. Имевшая важное значение бригада входила в состав элитных сил, обеспечивавших Генеральному штабу управление войсками на внушительном пространстве европейского театра военных действий. С севера к лагерю и подступает озеро Кшива, по величине сравнимое, например, с Череменецким, что под Санкт — Петербургом или подмосковным Долгим. Изумительное по красоте, кеньшицкое лесное озеро повсюду окружено знаками тайны, которой, кажется, здесь пропитан даже воздух. С 1945 и почти до конца пятидесятых годов место это находилось по сути дела лишь под присмотром управления безопасности города Мендзижеч — где, как говорят, по службе его курировал польский офицер по фамилии Телютко — да командира дислоцированного где — то рядом польского артиллерийского полка. При их непосредственном участии и была осуществлена временная передача территории бывшего немецкого военного городка нашей бригаде связи. Удобный городок полностью отвечал предъявляемым требованиям и, казалось, был весь как на ладони… Вместе с тем осмотрительное командование бригады решило тогда же не нарушать правил расквартирования войск и распорядилось провести в гарнизоне и окрест тщательную инженерно — саперную разведку. Вот тут — то и начались открытия, поразившие воображение даже бывалых фронтовиков, еще проходивших в ту пору службу. Начнем с того, что вблизи озера, в железобетонном коробе был обнаружен заизолированный выход подземного силового кабеля, приборные замеры на жилах которого показали наличие промышленного тока напряжением в 380 вольт. Вскоре внимание саперов привлек бетонный колодец, который проглатывал воду, низвергавшуюся с высоты. Тогда же разведка доложила, что, возможно, подземная силовая коммуникация идет со стороны Мендзижеча. Однако здесь не исключалось и наличие скрытой автономной электростанции, и еще то, что ее турбины вращала вода, падающая в колодец. Говорили, что озеро каким — то образом соединено с окружающими водоемами, а их здесь немало. Проверить эти предположения саперам бригады оказалось не под силу. Части СС, находившиеся в Лагере в роковые для них дни сорок пятого, как в воду канули. Поскольку обойти озеро по периметру из — за непроходимости лесного массива было невозможно, и я, пользуясь воскресным днем, попросил командира одной из рот капитана Гамова показать мне местность с воды. Сели в лодчонку и, поочередно меняясь на веслах и делая короткие остановки, за несколько часов обогнули озеро; мы шли в непосредственной близости от берега. С восточной стороны озера возвышались несколько мощных, уже поросших подлеском, холмов — терриконов. Местами в них угадывались артиллерийские капониры, обращенные фронтом на восток и юг. Удалось заметить и два, похожих на лужи, маленьких озерка. Рядом возвышались щитки с надписями на двух языках: „Опасно! Мины!“ — Терриконы видите? Как египетские пирамиды. Внутри них разные потайные ходы, лазы. Через них из — под земли наши радиорелейщики при обустройстве гарнизона доставали облицовочные плиты. Говорили, что „там“ настоящие галереи. А что касается этих лужиц, то по оценке саперов это и есть затопленные входы в подземный город, — сказал Гамов и продолжал: — Рекомендую посмотреть еще одну загадку — остров посреди озера. Несколько лет назад часовые маловысотного поста заметили, что этот остров на самом деле не остров в обычном понимании. Он плавает, точнее, медленно дрейфует, стоя как будто на якоре. Я осмотрелся. Плавающий остров порос елями и ивняком. Площадь его не превышала пятидесяти квадратных метров, и, казалось, он действительно медленно и тяжело покачивается на черной воде тихого водоема. У лесного озера было и явно искусственное, юго — западное и южное продолжение, напоминающее аппендикс. Здесь шест уходил в глубину на два — три метра, вода была относительно прозрачной, но буйно растущие и напоминающие папоротник водоросли совершенно закрывали дно. Посреди этого залива сумрачно возвышалась серая железобетонная башня, явно имевшая когда — то специальное назначение. Глядя на нее, я вспомнил воздухозаборники московского метро, сопутствующие его глубоким тоннелям. В узкое окошко было видно, что и внутри бетонной башни стоит вода. Сомнений не было: где — то подо мной подземное сооружение, которое зачем — то потребовалось возводить именно здесь, в глухих местах под Мендзижечем. Но знакомство с „Лагерем дождевого червя“ на этом не кончилось. Во время все той же инженерной разведки саперы выявили замаскированный под холм вход в тоннель. Уже в первом приближении стало ясно, что это серьезное сооружение, к тому же, вероятно, с разного рода ловушками, включая минные. Говорили, что как — то подвыпивший старшина на своем мотоцикле решил на спор проехаться по таинственному тоннелю. Больше лихача якобы не видели. Надо было все эти факты проверить, уточнить, и я обратился к командованию бригады. Оказалось, что саперы и связисты бригады в составе специальной группы не только спускались в него, но удалялись от входа на расстояние не менее десятка километров. Правда, никто в нем не пропадал. Итог — обнаружили несколько ранее неизвестных входов. По понятным причинам информация об этой необычной экспедиции осталась конфиденциальной….»

Читаю другие листочки. Во мне нарастает волна удивления.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Четверг, 10.01.2019, 11:33 | Сообщение # 29
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
«…Здесь, в недрах великопольского края, расположено самое обширное фортификационное сооружение в мире — „Лагерь дождевого червя“. Сооружалось оно более десяти лет сначала инженерами рейхсвера, а потом специалистами вермахта… Зрелище не для слабонервных, когда в лесных сумерках из смотровых щелей старых дотов и бронеколпаков выбираются, копошась и попискивая, летучие мыши. Рукокрылые твари решили, что эти многоэтажные подземелья люди построили для них, и обосновались там давно и надежно. Здесь, неподалеку от польского города Мендзыжеч, обитает самая большая в Европе колония нетопырей — десятки тысяч. Но речь не о них, хотя военная разведка и выбрала в виде своей эмблемы силуэт летучей мыши… Об этой местности ходили, ходят и долго еще будут ходить легенды — одна мрачнее другой. Рассказывает один из первопроходцев здешних катакомб, полковник Александр Лискин: „Вблизи Лесного озера в железобетонном коробе был обнаружен заизолированный выход подземного силового кабеля, приборные замеры на жилах которого показали наличие промышленного тока напряжением 380 вольт. Вскоре внимание саперов привлек бетонный колодец, который проглатывал воду, низвергавшуюся с высоты…“. Что бы там ни говорили, бесспорно одно: в мире нет более обширного и более разветвленного подземного укрепрайона, чем тот, который был прорыт в речном треугольнике Верта — Обра — Одер более полувека назад. До 1945 года эти земли входили в состав Германии. После крушения „третьего рейха“ вернулись к Польше. Только тогда в сверхсекретное подземелье спустились советские специалисты. Спустились, поразились протяженности тоннелей и ушли. Никому не хотелось затеряться, взорваться, исчезнуть в гигантских бетонных катакомбах, уходивших на десятки (!) километров к северу, югу и западу. Никто не мог сказать, с какой целью были проложены в них двупутные узкоколейки, куда и зачем убегали электропоезда по бесконечным тоннелям с бесчисленными ответвлениями, тупиками, что перевозили они на своих платформах, кто был пассажирами. Однако доподлинно известно, что Гитлер по меньшей мере дважды побывал в этом подземном железобетонном царстве, закодированном под названием „RL“ — „Reqenwurmlaqer“ — „Лагерь дождевого червя“. Зачем? Под знаком этого вопроса проходит любое исследование загадочного объекта. Зачем было сооружено гигантское подземелье? Зачем проложены в нем сотни километров электрифицированных железных дорог?! И еще добрая дюжина всевозможных „зачем?“ и „почему?“. Лишь в восьмидесятые годы была проведена углубленная инженерно-саперная разведка лагеря силами советских войск, которые располагались в этом районе Польши. Вот что рассказывал потом один из участников подземной экспедиции, техник-капитан Черепанов: „В одном из дотов мы по стальным винтовым лестницам спустились глубоко под землю. При свете кислотных фонарей вошли в подземное метро. Это было именно метро, так как по дну тоннеля проходила железнодорожная колея. Потолок был без признаков копоти. По стенам — аккуратная расшивка кабелей. Вероятно, локомотив здесь двигала электроэнергия. Группа вошла в тоннель не в начале. Вход в него находился где-то под Лесным озером. Вся трасса устремлялась на запад — к реке Одер. Почти сразу обнаружили подземный крематорий. Возможно, именно в его печах сгорели останки строителей подземелья. Медленно, с соблюдением мер предосторожности поисковая группа двигалась по тоннелю в направлении современной Германии. Вскоре бросили считать тоннельные ответвления — их обнаружили десятки. И вправо, и влево. Но большая часть ответвлений была аккуратно замурована. Возможно, это были подходы к неизвестным объектам, в том числе к частям подземного города… В тоннеле было сухо — признак хорошей гидроизоляции. Казалось, с другой, неведомой стороны вот-вот покажутся огни поезда или большого грузового автомобиля. Группа двигалась медленно и через несколько часов пребывания под землей стала терять ощущение реально пройденного… Исследование законсервированного подземного города, проложенного под лесами, полями и речками, — задача для специалистов иного уровня. Этот иной уровень требовал больших сил, средств и времени. По нашим оценкам, подземка могла тянуться на десятки километров и „нырять“ под Одер. Куда дальше и где ее конечная станция — трудно было даже предположить. Вскоре старший группы принял решение возвратиться…“ Разумеется, без плана-схемы раскрыть тайны „Лагеря дождевого червя“ невозможно. Что же касается замурованных тупиков, то специалисты считают, что там под охраной минных ловушек могут храниться и образцы секретной по тому времени военной техники, и ценности, вывезенные из музеев оккупированных стран. В рассказе техника-капитана Черепанова вызывает сомнение только одно — подземный крематорий, в котором, возможно, сжигали тела строителей. Дело в том, что строили это фортификационное чудо не пленные рабы, а профессионалы высокого класса из строительной армии Тодта: инженеры-маркшейдеры, гидротехники, железнодорожники, бетонщики, электрики… Каждый отвечал за свой объект или небольшой участок работ, и никто из них не мог даже представить общие масштабы укрепрайона. Люди Тодта применили все технические новинки ХХ века, дополнив их опытом зодчих средневековых замков по части всевозможных ловушек и смертельных сюрпризов для непрошеных визитеров. Недаром фамилия их шефа была созвучна слову „смерть“. Помимо полов-перевертышей, лазутчиков поджидали здесь и шнуровые заряды, взрывы которых заваливали тоннели, заживо погребая под тоннами песка вражеских диверсантов. Наверное, даже дивизию СС, занимавшую этот район, и ту выбрали по устрашающему названию — „Тоден копф“ — „Мертвая голова“. Тем не менее ничто не может устрашить самодеятельных исследователей „нор дождевого червя“. На свой страх и риск они отправляются в лабиринт Тодта, надеясь на ошеломляющие открытия и счастливое возвращение. Мы с польским журналистом Кшиштофом Пилявским тоже не стали исключением. И местный старожил — бывший танкист, а ныне таксист — по имени Юзеф, захватив с собой люминесцентный фонарь, взялся сводить нас к одному из двадцати двух подземных вокзалов. Все они обозначались когда-то мужскими и женскими именами: „Дора“, „Марта“, „Эмма“, „Берта“… Ближайший к Мендзыжечу — „Хенрик“. Наш гид утверждал, что именно к его перрону прибывал из Берлина Гитлер, чтобы отсюда отправиться — уже наземным путем — в полевую ставку под Растенбургом — „Вольфшанце“. В этом есть своя логика: подземный путь из Берлина позволял скрытно покидать рейхсканцелярию. Да и до „Волчьего логова“ отсюда всего лишь несколько часов езды на машине…Юзеф гонит свой „полонез“ по неширокому шоссе на юго-запад от города. В деревушке Калава сворачиваем в сторону бункера „Шарнхорст“. Это один из опорных пунктов оборонительной системы Поморского вала. А места в округе — идиллические и никак не вяжутся с военными терминами: холмистые перелески, маки во ржи, лебеди в озерцах, аисты на крышах, соснячки, горящие изнутри солнцем, косули бродят… Господь творил эту землю с умилением. Антихрист с не меньшим усердием прокладывал в ее недрах свои бетонные пути… Живописный холм с нестарым дубом на вершине был увенчан двумя стальными бронеколпаками. Их массивные сглаженные цилиндры с прорезями походили на тевтонские рыцарские шлемы, „забытые“ под сенью дубовой кроны. Западный склон холма обрывался бетонной стеной в полтора человеческих роста, в которую была врезана броневая гермодверь в треть обычной двери и несколько воздухозаборных отверстий, закрытых опять же бронированными жалюзи. Жабры подземного монстра… Над входом надпись, набрызганная краской: „Welcome to hell!“ — „Добро пожаловать в ад!“ Под пристальным оком пулеметной амбразуры флангового боя подходим к броневой дверце и открываем ее длинным специальным ключом. Тяжелая, но хорошо смазанная дверь легко распахивается, и в грудь смотрит еще одна бойница — фронтального боя. „Вошел без пропуска — получи автоматную очередь“, — говорит ее пустой, немигающий взгляд. Такова камера входного тамбура. Когда-то ее пол предательски проваливался, и незваный гость летел в колодец, как это практиковалось в средневековых замках. Теперь он надежно закреплен. Мы сворачиваем в узкий боковой коридорчик, который ведет внутрь бункера, но через несколько шагов прерывается главным газовым шлюзом. Выходим из него и попадаем в блок-пост, где караул проверял когда-то документы всех входящих и держал под прицелом входную гермодверь. Только после этого можно войти в коридор, ведущий в боевые казематы, прикрытые бронекуполами. В одном из них до сих пор стоит ржавый скорострельный гранатомет, в другом размещалась огнеметная установка, в третьем — тяжелые пулеметы… Здесь же „каюта“ командира — „фюрер-раум“, перископные выгородки, радиорубка, хранилище карт, туалеты и умывальник, а также замаскированный запасной выход. Этажом ниже — склады расходных боеприпасов, цистерна с огнесмесью, камера входной ловушки, она же карцер, спальный отсек для дежурной смены, фильтро-вентиляционная выгородка. Здесь же и вход в преисподнюю: широкий — метра четыре в диаметре — бетонный колодец отвесно уходит вниз на глубину десятиэтажного дома. Луч фонаря высвечивает на дне шахты воду. Бетонная лестница спускается вдоль шахты крутыми узкими маршами. — Тут сто пятьдесят ступенек, — сообщает Юзеф. Мы идем за ним с замиранием сердца: что внизу? А внизу, на глубине 45 метров, высокосводный зал, похожий на неф старинного собора, разве что собранный из арочного железобетона. Шахта, вдоль которой вилась лестница, обрывается здесь для того, чтобы продолжиться еще глубже, но уже как колодец, почти до краев заполненный водой. Есть ли дно у него? И для чего вздымается нависающая над ним шахта аж до казематного этажа? Юзеф не знает. Но он ведет нас к другому колодцу, более узкому, прикрытому крышкой люка. Это источник питьевой воды. Можно хоть сейчас зачерпнуть… Оглядываю своды здешнего аида. Что видели они, что творилось под ними? Этот зал служил гарнизону „Шарнхорста“ военным городком с тыловой базой. Здесь в главный тоннель, как притоки в русло, „впадали“ двухъярусные бетонные ангары. В них размещались две казармы на сто человек, лазарет, кухня, склады с продовольствием и амуницией, электростанция, топливохранилище. Сюда же через шлюзовую противогазовую камеру подкатывали и вагонеточные поезда по ветке, уходящей к магистральному тоннелю на вокзал „Хенрик“. — Пойдем на вокзал? — спрашивает наш провожатый. Юзеф ныряет в невысокий и неширокий коридор, и мы за ним. Пешеходная потерна кажется бесконечной, идем по ней ускоренным шагом уже четверть часа, а света в конце тоннеля не видно. Да и не будет здесь никакого света, как, впрочем, и во всех остальных „норах дождевого червя“. Только тут замечаю, как продрог в этом стылом подземелье: температура здесь постоянная что летом, что зимой — 10 градусов. При мысли, под какой толщей земли тянется наша щель-тропа, и вовсе становится не по себе. Низкий свод и узкие стены сжимают душу — выберемся ли отсюда? А если обрушится бетонное перекрытие, а если хлынет вода? Ведь более полувека все эти конструкции не знали ни ухода, ни ремонта, а ведь они сдерживают и давление недр, и напор воды… Когда на кончике языка уже завертелось: „Может, вернемся?“ — узкий ход наконец влился в широкий транспортный тоннель. Бетонные плиты составляли здесь подобие перрона. Это и был вокзал „Хенрик“ — заброшенный, пыльный, темный… Сразу же вспомнились те станции берлинского метрополитена, которые до недавних лет пребывали в подобном же запустении, поскольку находились под стеной, рассекавшей Берлин на восточную и западную части. Их было видно из окон голубых экспрессов — эти каверны застывшего на полвека времени… Теперь, стоя на перроне „Хенрика“, нетрудно было поверить, что рельсы этой ржавой двупутки добегают и до берлинского метро. — Вон туда уехал ваш старшина на мотоцикле, — махнул Юзеф рукой в темный зев магистрального тоннеля. — Как же он втащил сюда мотоцикл? — А тут в полутора километрах есть село Высокое. Там въезд под землю. А теперь заглянем к нетопырям… Мы сворачиваем в боковой ход. Вскоре под ногами захлюпали лужи — по краям пешеходной дорожки тянулись водоотводные канавки, идеальные поилки для летучих мышей. Луч фонаря прыгнул вверх, и над нашими головами зашевелилась большая живая гроздь из костлявокрылых полуптиц-полузверьков. Холодные мурашки побежали по спине — экая пакость, однако! Даром что полезная — комаров жрет. Говорят, души погибших моряков вселяются в чаек. Тогда души эсэсовцев должны вселяться в летучих мышей. И судя по количеству гнездившихся под бетонными сводами нетопырей — тут вся дивизия „Мертвая голова“, бесследно исчезнувшая в 1945-м в мезерицком подземелье. Мезерицкий укрепленный район. Инженеры строительной армии Тодта превратили в военные объекты и реки, и озера. До сих пор в здешних лесах можно наткнуться на непонятного назначения шлюзы, гидрозатворы, каналы, водосбросы. Лет десять назад полковник Лискин вместе с командиром одной из рот Мендзыжечского гарнизона капитаном Гамовым обследовали самое большое здешнее озеро. „Сели в лодчонку, — делится своими впечатлениями Александр Лискин, — и, поочередно меняясь на веслах, за несколько часов обогнули озеро. Мы шли в непосредственной близости от берега…“. А возводить его понадобилось именно затем, зачем был создан весь укрепрайон: чтобы навесить мощный замок на главную стратегическую ось Европы — Москва — Варшава — Берлин — Париж. За сотню километров от сердца Германии и был создан этот бронежелезобетонный щит. Китайцы построили свою Великую стену, дабы прикрыть границы Поднебесной империи от вторжения кочевников. Немцы сделали почти то же самое, воздвигнув Восточный вал — Ostwall, с той лишь разницей, что проложили свою „стену“ под землей. Сооружать ее они начали еще в 1927 году и только через десять лет закончили первую очередь. Полагая отсидеться за этим „неприступным“ валом, гитлеровские стратеги двинулись отсюда сначала на Варшаву, а потом на Москву, оставив в тылу захваченный Париж. Итог великого похода на Восток известен. В зиму сорок пятого бойцы генерала Гусаковского проломили этот „непроходимый“ рубеж и двинулись напрямую к Одеру. По игре исторического случая, именно на той черте, по которой проходят подземные коридоры, остановились орды Чингисхана и повернули обратно. В послевоенные времена в районе „Лагеря дождевого червя“ дислоцировались советская бригада правительственной связи и другие части Северной группы войск. За все эти годы была произведена только частичная инженерная разведка подземного „метрополитена“. На большее не хватило средств, да и людьми рисковать не хотели: кто мог поручиться, что на подземных трассах не выставлены мины? Поэтому без лишних сомнений броневые двери, ведущие в глубь таинственного сооружения, были заварены автогеном. И кто знает, какие запасы взрывчатых веществ и военного снаряжения таятся в замурованных тупиках подземного лабиринта? И что вообще хранится там со времен эсэсовской „Мертвой головы“? И почему чеченских боевиков арестовывают неподалеку от входов в это таинственное и мрачное подземелье?» ссылка http://sovsekretno.ru/2001/07/6.html

— Вот так — так, — ахаю я после прочтения, — ну и дела!

— Что впечатляет? — Старик прямо лучится довольством.

— Не только то, что ты думаешь.

Я кладу листочки в сторону иду к гамаку и прношу оттуда книгу.

— Смотри! — как раз до твоего звонка и приезда я читал эту книгу.

Старик недоуменно вертит ее в руках, листает. Поднимает на меня непонимающие глаза?

— И, что? — спрашивает он.

— То, что в этой книге есть как раз про Мезерицкий укрепрайон. Я искал здесь следы своего деда.

— Какого деда.

— Потом расскажу, — отмахиваюсь я, — сейчас это не важно. Важно это удивительное совпадение. Мы оба, независимо друг от друга, но в одно и то же время получили сведения о Межерицком укрепрайоне….

— Что ты говоришь! — восклицает Старик. — Да ведь это знамение! Экспедиция будет удачной. А ты еще отказывался ехать….

— Я не отказывался… Но суть не в том. Давай я займусь дополнительным сбором материалов по данной теме, а — ты, когда порешаешь свои оргтехвопросы, назначай сбор и будем обсуждать детали. Надо добыть подробные карты той местности и прочее и прочее и прочее.

— Договорились, — удовлетворенно говорит Старик, — у тебя водички, холодненькой не найдется?….

На следующий день встречаемся и обговариваем детали.

Оказывается километров в восьмидесяти севернее района нашей конечной цели, в польском городе Сквежине, проживает родственник партнера Старика по бизнесу. Он обещает полную техническую поддержку, в том числе поисковой техникой.

Прекрасно. Теперь не придется ломать голову, как объяснять нашим и польским пограничникам и таможенникам наличие электронного поискового оборудования.

— Возьмем только моего «японца», умеющего обнаруживать пустоты — говорит Старик, — металлодетекторы там бесполезны. Весь бетон пронизан железной арматурой и будет сплошной фоновый шум. Они понадобятся нам, в основном, на предмет обнаружения мин.

— Полностью согласен, — говорю я, — судя по описаниям людей, там побывавших, этого опасного добра там хватает.

Поедем на джипе Старика. Официальная цель — туризм.

— Слушай, — спохватываюсь я, — а, с чего это этот родственник твоего партнера будет нам помогать? Ты обозначил ему цель? И, может, пообещал уже пол-Янтарной комнаты?…

Оба смеемся.

— Нет, — отсмеявшись, говорит Старик, — здесь будет баш на баш. Этот родственник является внуком польского офицера, погибшего недалеко от Минска, под Раковом, в начале июля 1920 года, в ходе наступления Западного фронта Красной Армии против войск Пилсудского.

— И?

— И мы окажем ему всяческое содействие в поисках останков его деда. Он желает вывезти их на родину и захоронить в фамильном склепе, которому уже почти двести лет. Старинный шляхетский род….

— Понятно, — соглашаюсь я, — тогда возражений не имею.

Не обходим стороной и трудности межъязыкового общения. Некоторые польские слова и фразы я знаю, но….

— А, как с языком? — спрашиваю я Старика, — пан муве по польску?

И тут он меня потрясает, выдавая сразу несколько тирад на языке, знакомом мне по обилию звонких и жужжащих звуков.

Я лишь развожу руками. Впрочем, у нас многие знают польский язык, особенно в западных областях, где проживают преимущественно католики. И не зря у нас государственным праздником является и 25 декабря — День Рождества Христова по календарю католической конфессии.

Дополнительно добытые по теме материалы не впечатляли. В основном это пересказы первых двух текстов, добавляющие некоторые подробности, иногда не очень правдоподобные.

Старик вслух читает одну из таких статей.

«…Были найдены замаскированные входы в подземные сооружения, которые выводили к просторному тоннелю диаметром за три метра. По его дну пролегали рельсы, а по стенам, как в метро, висели жгуты кабелей. Тоннель уходил на запад. Когда его принялись исследовать, то обнаружилось множество боковых тоннелей и замурованных входов в какие-то подземные сооружения, назначение которых так и осталось неизвестным.


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
SilverДата: Четверг, 10.01.2019, 11:34 | Сообщение # 30
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 94
Награды: 1
Статус: Оффлайн
Один из пологих спусков в это таинственное метро был специально рассчитан для въезда в него на армейских джипах . А расстояние между рельсами учитывало колею автомобиля. И военнослужащие не отказали себе в удовольствии прокатиться по тоннелю в сторону Германии километров двадцать. Хотя на большее не решились. Начало же тоннеля, по прикидкам, находится аккурат под озером Кшива.

Приплывавшие на плавающий остров любители рыбной ловли в ясные дни видели на дне озера сквозь многометровую толщу воды огромный задраенный люк.

Местные жители утверждают, что строительство этого грандиозного подземного сооружения немцы начали еще в двадцатых годах, а закончили к началу Второй мировой войны, благо в то время эта территория принадлежала Германии, а не Польше, как теперь. Многие уверены, что принимал объект лично Гитлер, прикативший сюда на поезде таинственного метро.

Советский гарнизон покинул Кеньшицкий военный городок лишь в 1992 году. За несколько десятилетий пребывания в нем так и не были сделаны серьезные попытки разгадать тайну озера Кшива?

Леонид БУДАРИН»

Откладывает листок в сторону и хмыкает.

— Так уже и для джипов трасса предусмотрена, — с неудовольствием замечает он, — которых у немцев тогда не было. Следующими будут подлодки и бронекатера, для которых в тоннели специально закачивалась вода… А там и минивертолеты не за горами… И летающие тарелки….

Протягиваю Старику справку по дивизии «Мертвая голова». Он внимательно читает.

«МЕРТВАЯ ГОЛОВА» , дивизия СС. Сформирована 1.11.1939 теодором Эйке в Дахау из 3 полков частей «Мертвая голова» с включением офицеров из частей усиления СС и хаймвера СС Данциг….

…С марта 1940 действовала на Западе. Солдаты дивизии прославились не только своей выдающейся стойкостью и презрением к смерти, но и крайне жестоким отношением к пленным.

В апр. 1941 переформирована в мотопехотную дивизию СС «Мертвая голова»(SS-Infanterie-Division «Totenkopf»), в ее составе к этому моменту числилось 18754 чел.

С июня 1941 действовала на советско-германском фронте в составе группы армий «Север».

В сент. 1941 участвовала в отражении наступления совеиских войск в районе Ильменя.

В февр. — апр. 1942 дивизия вела тяжелейшие бои в Демянском котле: именно она приняла на себя основной удар… В ряде боев дивизия выдерживала удары нескольких советских корпусов. Однако и потери были огромны — более половины своего состава.

В ноб. 1942 переведена на Запад — на отдых и пополнение.

9.11.1942 переформирована в моторизованную дивизию СС «Мертвая голова» (SS-Panzer-Grenadier-Division «Totenkopf»).

В марте 1943 — вновь отправлена на Восток, где вошла в состав II танкового корпуса СС. Участвовала в боях под Харьковом.

В июле 1943 участвовала в Курской битве.

21.10.1943 переформирована в 3 танковую дивизию СС «Мертвая голова» (3 SS-Panzer- Division «Totenkopf»).

После поражения на Курской дуге направлена в Польшу , особенно отличилась в оборонительных боях в районе Варшавы….

…В марте 1945 сражалась в районе озера Балатон, а после разгрома отступила в Австрию.

9.05.1945 сдалась американским войскам в районе Вены.

За время боев 47 военнослужащих дивизии были награждены рыцарским крестом Железного креста.

У солдат и офицеров дивизии на правой петлице, вместо стандартных рун СС было изображение черепа со скрещенными костями . Кроме того, они носили манжетные ленты либо с изображением того же черепа со скрещенными костями, либо с надписью «Totenkopf».

Командиры: обергруппенфюрер СС, генерал войск СС Теодор Эйке (1.11.1939- 7.7.1941; бригадефюрер СС, генерал-майор войск СС Маттиас Клейнхейстеркамп (7.7-18.7.1941); группенфюрер СС, генерал-лейтенант войск СС Георг Кепплер (18.7-19.9.1941); обергруппенфюрер СС, генерал войск СС Теодор Эйке (19.9.1941-26.2.1943); группенфюрер СС генерал-лейтенант войск СС Герман Присс (26.2.-27.41943); бригадефюрер СС, генерал-майор войск Макс Симон (15.5-22.10.1943); группенфюрер СС генерал-лейтенант войск СС Герман Присс (22.10.1943-20.6.1944) бригадефюрер СС, генерал-майор войск СС Гельмут Беккер (21.6.1944-8.5.1945).

— Все сходится, — удовлетворенно произносит Старик, — вот он — Г.Беккер, командир 3 танковой дивизии СС «Мертвая голова». Однако сколько сменилось командиров… И в Польшу направлена….

— Да, — говорю я, — Гельмут Беккер, будучи оберфюрером СС, был одним из немногих эсэсовцев, награжденных высшей наградой рейха — Рыцарским крестом с дубовыми листьями.

— Оберфюрером СС? — удивленно переспрашивает Старик, — первый раз слышу это звание.

— Это звание шло за штандартенфюрером (полковником) СС, но перед бригадефюрером (генерал-майором) СС, — разъясняю я.

— А почему все они имеют по два звания, тот же Беккер: и бригадефюрер СС и генерал-майор войск СС?

— Есть организация СС (от слова Schutzstaffel — охранные отряды) с иеерархией в 24 звания: от обершютце (низшее) до рейхсфюрера СС Гиммлера, возглавлявшего ее. И есть войска СС, где присваивались армейские звания. Знаю, что самым низшим было штурмман СС (рядовой), которое вроде приравнивалось к званию ефрейтор в войсках вермахта….

— Сколько всяких тонкостей напридумывали эти немцы, — говорит Старик. — Ладно — главное, пока мы на правильном пути, пошли дальше….

— Мы стоим на верном пути! — вдруг патетически провозглашаю я.

Старик удивленно смотрит на меня.

— Мы стоим на верном пути! — с той же интонацией повторяю я.

Удивление Старика нарастает.

— Мы стоим на верном пути!

После третьего моего восклицания Стрик уже немного в замешетельстве. Он, с участливым выражением — мол, не перегрелся ли, ты, часом, открывает рот, но я его опережаю и громко кричу.

— Мы стоим! — здесь я притормаживаю и назидательнейшим тоном произношу, — А, надо — идти!

Старик балдеет, ему нравятся такие примочки.

Долго и от души смеемся. Стараемся такие отдушины делать почаще — ремесло кладоискателя, местами, дело нервенное.

— Удивительнее всего, — отмечаю я, — что в очень обстоятельной книге «Инженерные войска в боях за Советскую родину» об этих укреплениях ничего не упоминается. А ведь инженерным силам и саперам там самое место, где посмотреть, да покопаться….

— Может, засекречено было сразу после войны, — предполагает Старик.

— Вполне возможно, — соглашаюсь я.

Обсуждаем проект дальше. Называем его «Дождевым червем». Уточняем еще ко-какие тонкости….

Все. Детали и мелочи обговорены. Маршрут намечен. Минск-Брест-Варшава-Познань-Сквежина.

Не буду утомлять читателя подробностями нашей поездки. тем более, что ничего особо интересного в пути не произошло. Скажу лишь, что дорога, по которой мы ехали, не хуже наших по покрытию и гораздо лучше по сервису.

Ехать в джипе по такой дороге — одно удовольствие. И я, сменивший до своей первой, не самой лучшей, иномарки, несколько моделей «Жигулей», начиная от «копейки», прекрасно это ощущаю.

Говорю о своих впечатлениях Старику.

Он ошарашивает меня своим ответом.

— Один из директоров компании «Дженерал моторс», — с хитрой ухмылкой вещает он, — сказал так: «Завод, который делает автомобили за 5 тысяч долларов, и они, при этом, еще могут и ездить — это очень хороший завод».

Смеемся. Погода стоит чудесная. Солнце с легкой облачностью….

«Skwierzyna» — гласит указатель перед въездом в город типично немецкого облика.

— Сквежина, — буднично говорит Старик, — сейчас надо найти нашего заботливого внука….

Заботливый внук оказывается очень улыбчивым толстым и бородатым поляком, одетым в джинсы и пеструю рубашку, типа распашонки. На вид ему под пятьдесят.

Старик раскидывает руки и двигается к поляку с намерением дружеских объятий.

— О, ще…, - начинает он и спотыкается на этом слове, видя реакцию толстяка.

— О, только не это, — бородач умоляюще выставляет вперед руки, ладонями вперед, он вполне сносно говорит по-русски, — только не это….

Старик останавливается в недоумении, с дурацки разведенными руками и приклеенной улыбкой. Я тоже не понимаю, в чем дело. Поляк боится мужских объятий? Считает, что за этим последует обязательный и долгоиграющий брежневский поцелуй?

Толстяк сразу же развеивает наши сомнения. Он сам обнимает Старика и довольно увесисто хлопает его по спине.

— Понимаете, шановные панове, — возмущенно произносит он, — весьма обидно постоянно слушать предположения о возможной гибели своей родины.

Мы со Стариком недоуменно переглядываемся.

Бородатый толстяк спешит ко мне и дружески похлопывает по моим плечам, слегка обнимая руками.

— Судите сами, — объясняет поляк для тех, кто не понял или сидел в последнем ряду, — отчего-то каждый из граждан бывших советских республик начинает общение с нами, поляками, именно этой фразой: О, ще польска еще не сгинела? Но почему это моя Польша должна погибнуть? Мне это непонятно и удивительно….

Я украдкой смотрю на Старика и, по его несколько смятенному виду, угадываю, что он собирался поприветствовать встречающего, аккурат этим бравым предложением.

— Даже туркмен приезжал весной, заключать договор о поставке газового оборудования, — продолжает обидчиво поляк и тот: О, шшчэ, пульска ашчэ нэ сгынэла, — передразнил он неведомого посланца великого туркменбаши. — А, с чего бы Польша должна гибнуть? Наоборот….

Я смущенно кривлю губы в улыбке. Как раз это словосочетание было и моей нехитрой домашней заготовкой — порадовать поляка познаниями в польском языке. А, тут — вон оно что….

Вспоминаю сразу же и откуда оно всплыло и запомнилось. Во времена моей молодости по телевизору шли очень популярные польские сериалы: «Четыре танкиста и собака» и «На каждом километре». В первом отчаянные польские солдаты громили немцев. А, во втором — отважный польский разведчик (поручик или капитан Клосс) дурил и водил за нос тех же немцев. А наши солдаты всегда приветствовали своих польских союзников, именно этой фразой. Тогда Польша, действительно, была полностью оккупирована и находилась на краю гибели. Вот она и приклеилась, эта фразочка. Естественно, жизнерадостному толстяку вопрос: «жива ли Польша?» и обиден и непонятен. Тем более, что наши бывшие совки, оказывается, всегда с него и начинают общение….

Несмотря на свой весьма легкомысленный вид, бородач страшно деловит. У него уже все готово к нашему приезду. Некоторое время они со Стариком оживленно щебечут на польском языке, с обилием шипящих и свистящих звуков, а потом ударяют по рукам.

— Вшистко едно пшепадать, бешт тэго дъябла! — азартно говорит Старик.

Поляк просто расплывается в улыбке.

Не ручаюсь за точность воспроизведения фразы, но смысл ее, в переводе на русский такой: «А, все равно пропадать, черт возьми!»

Мы быстро загружаем в джип оборудование, сверяясь со своим списком, чтобы не упустить чего-нибудь нужного. Едем мы, судя по всему, в изрядную глухомань и не хотелось бы возвращаться за какой-то необходимой мелочью. К тому же, возвращение у нас считается очень плохой приметой.

Перекладывая в джип два акваланга улыбчивый толстяк, что-то говорит, качая головой. Я улавливаю только слово «дайвинг».

Да, дайвингом нам, конечно, приходилось заниматься. Причем, иногда в самых суровых условиях….

При погрузке новеньких металлодетекторов фирмы «Minelab», вновь происходит оживленный обмен мнениями.

— Minen…, - слышу я пояснения Старика.

Толстяк вновь расцветает улыбкой, но уже несколько недоверчивой.

По-моему, он прекрасно понимает, чем мы собираемся заниматься. Не в деталях, конечно. Надо только надеяться, что он не выдаст нас местной дефензиве, или, как она у них сейчас называется. Тем более, что его услужливость говорит о расчете на наше ответное взаимопонимание к его вопросу.

Радуют многофункциональные аккумуляторные фонари. Их можно подзаряжать от генератора джипа.

Ну, похоже, все. Раскланиваемся с гостеприимным поляком и стартуем к месту непосредственной цели. Через полтора часа мы уже недалеко от нее.

Пересекаем довольно большую реку Obra (не путать с Одрой) и сразу въезжаем в аккуратный городок, дорожный знак на въезде гласит: «MIEDZYSZECZ».

— Вот и Мендзыжеч, — говорит Старик.

Останавливаемся и фотографирумся возле знака.

— Почему Мендзыжеч, — спрашиваю я, — ведь латинской буквы N в названии нет?


"Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу!" Джон Сильвер
 
Форум » Будни Кладоискателя » Разное » Валерий Иванов-Смоленский - Записки кладоискателя (Глава первая)
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск: